Перейти к содержимому

Для гостей и участников, у кого возникли проблемы с регистрацией, или забыли пароль или логин, напишите на почту voroninee@yandex.ru

Для новых участников Форума. 1) При регистрации в поле антиспама нужно вводить цифры, а не пытаться скопировать текст (на то он и антиспам). 2) Авторизацию по электронной почте ожидать не стоит, т.к. админ авторизирует Вас сам. При возможности это делаю раз в день, но иногда приходится подождать.

Уважаемые участники. У нас произошла самая затяжная за 15 лет работы авария нашего с вами Форума ЯРИРО. Причины и работу объяснять не стану. Лично от себя прошу прощения за столь длительный простой (аж в две недели). Нам, самое главное, удалось спасти сам Форум и даже обойтись без потерь. Всем спасибо за терпение, и прошу прощения, что не отвечал на письма и звонки, коих каждый день были сотни (работа врача + число звонков и писем). Евгений Воронин.



  • Авторизуйтесь для ответа в теме
Сообщений в теме: 208

#106 Марина Чебаненко

Марина Чебаненко

    Ветеран

  • Ветераны
  • PipPipPipPipPip
  • 13 814 сообщений

Отправлено 04 Январь 2014 - 10:26

ЭБС "КнигаФонд"
"Поездка в Кирилло-Белозерский монастырь. Вакационные дни профессора С. Шевырева в 1847 году". В двух частях. Часть вторая. Москва. 1850 г.
стр. 116
"От Веси до Мологи дорога идет аллеями красивых берез, которые принялись прекрасно. Они закрывают, правда, виды на поля и на отдаленные небосклоны Русские, но для пешеходов благодетельны своею тенью. Молога красивый городок на горной стороне Волги, у самого втока Мологи. Он был оживлен только что начинавшейся ярмонкой. Трактиры напоминают Московские своим внешним щегольством и половыми, которые переезжают из Москвы в другие города. Дом купца Бушкова и городская больница - лучшие здания в городе.
Спустившись с горы, переправляешься через Волгу. Сено свертышами, как выразился паромщик, неслось по волнам ее. Это следы разливов и прорвавшихся мельниц, которые затопили сенокос".

#107 Evgenya

Evgenya

    Ветеран

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPip
  • 117 сообщений

Отправлено 06 Январь 2014 - 12:56

Репортаж о затонувшем городе


Когда пробьет последний час природы,
Состав частей разрушится земных:
Всё зримое опять покроют воды,
И Божий лик изобразится в них!   


Ф. И. Тютчев

.  .  .13 апреля 1941 года на стройке в Переборах, под Рыбинском, был перекрыт последний пролет плотины, и паводковые воды Волги, Шексны и Мологи, встретив на своем пути непреодолимую преграду, стали выходить из берегов, разливаться на пойму, с каждым днем все ближе и ближе подступая к городу Мологе и затопляя Молого-Шекснинское междуречье. «Так рождалось, – писали тогда газеты, – «рукотворное» Рыбинское море». Его рождение навсегда убирало с географической карты старинный город Мологу, частично подтопляя Калязин, Углич, Пошехонье, Весьегонск, Мышкин и Брейтово. Вместе с Мологой уходило под воду около 700 сел и деревень, сотни тысяч гектаров плодороднейшей пашни, знаменитые заливные луга, выпасы, зеленые дубравы, леса, памятники старины, культуры, уклада жизни наших далеких предков.
.  .  .«Рыбинское море – это ведь целое государство Люксембург», — восторгались журналисты, а один хороший поэт, конечно, покривил душой, но сказал: «Там, подобно сказочной надежде, засверкало Рыбинское море». Но море рождалось совсем непривлекательным, оно разлилось, расплескалось, словно вселенская лужа, где по колено, а где и совсем по щиколотку. По морю, подальше от мелководья, плавали снесенные крестьянские дома, утварь, торчали верхушки церквей и деревьев, город представлял из себя территорию со многими озерами, мысами, островками и заливами, еще не один год бился в предсмертной агонии, прежде чем вода поднялась до проектной отметки в 102 метра, и тогда постепенно исчезли мысы и острова и дальше к горизонту отодвинулись берега. Водохранилище получилось нескладное, растянутое. Более 20 процентов затопленных площадей составляют участки с глубинами меньше 2 метров, да и сама Молога вот уже 50 лет лежит на дне пресноводного моря на исчезающе малой глубине.
.  .  .Еще несколько лет назад даже на самой земле ярославской, частью которой была старинная Молога, мало кто знал о существовании этого города. Долгие годы и десятилетия зловещий заговор молчания стоял над Мологой, а сама мологская тема была «запретной зоной». За весь период советской власти о Мологе не было сказано ни одного слова, даже в пору мологского лихолетья, когда это слово так требовалось людям. Наоборот, именно в эти годы, словно каленым железом, стали выжигать Мологу из памяти народной. Еще бы, ведь одно упоминание о ней могло бросить тень на воспетые в песнях «великие сталинские стройки», а может быть, даже заставить человека задуматься над происходящим, что-то сравнивать, сопоставлять или анализировать. Лучше всего было напрочь забыть Мологу, а потому до поры до времени молчали даже и о самом строительстве Рыбинского гидроузла.
.  .  .А между тем наперекор всему и словно бросая вызов, Молога и по сей день напоминает о себе, показываясь из воды. Это случается жарким засушливым летом, когда уровень водохранилища ощутимо понижается и на поверхность моря «всплывает» бывший город и с борта проходящего теплохода в бинокль можно отчетливо видеть унылую пустынную полоску земли, большие груды битых кирпичей, оставшихся от разрушенных мологских храмов, да стаи парящих над нею неугомонных чаек. Может быть, в этом катаклизме все-таки есть что-то общее с исчезнувшим сказочным Китежем? Ведь не случайно так поэтично, тепло и грустно, называют сегодняшние мологжане свою «малую родину» – «Ярославский град Китеж». Только Китеж – легенда, Молога – быль. Китеж «цел град, но невидим. Не видать грешным людям славного Китежа. Скрылся он чудесно Божьим повелением, когда безбожный царь Батый пошел воевать Русь Китежскую. Подошел татарский царь ко граду Великому Китежу, восхотел дома огнем спалить, мужей избить или в полон угнать, жен и девиц в наложницы взять. Не допустил господь басурманского поругания над святыней христианскою. Десять дней, десять ночей Батыевы полчища искали града Китежа и не могли сыскать, ослепленные... И досель тот град невидим стоит, откроется перед страшным Христовым судилищем», – так писал П. И. Мельников-Печерский об этом древнерусском предании.
.  .  .Мологжане помнят свой город, всегда хранили и хранят о нем память, передавая ее из поколения в поколение. Эта память вот уже много лет собирает их в Рыбинске во вторую субботу августа на свои традиционные земляческие встречи. Проведя несколько часов в кругу друзей, знакомых и незнакомых земляков, ставших за эти короткие часы тоже друзьями, как будто ощущаешь тепло родной земли, словно вновь прикоснулся к ней на мгновение.
.  .  .В 1991 году, когда исполнится 50 лет кошмарному водяному плену Мологи, мологжане соберутся на 20-ю земляческую встречу. Этот день будет приходиться на 10 августа и по предложению мологжан и общественности войдет в календарь памятных дат Ярославского края как День памяти Мологи.
.  .  .«Время молчать – время говорить», – гласит бессмертная библейская строка. Время вернуть людям память о Мологе – частице нашего Отечества.
.  .  .Молога – старинный русский город. Ее история уходит своими корнями в глубокую древность. Сегодня ей могло быть почти 850 лет.
.  .  .В старых письменных источниках Молога с прилегающими к ней обширными территориями именовалась «Мологской страной», принадлежащей князьям из рода Рюриков. При разделении Руси на уделы Молога переходит к ростовским князьям, но в летописях она впервые упоминается в 1149 году, пока еще как река, хотя историки и считают, что к этому времени на месте будущего города уже существовало поселение. Упоминание Мологи в летописях связано с одной из многочисленных княжеских междоусобиц, раздиравших когда-то Киевскую Русь. Не выдержав постоянных потрясений, она распалась на ряд отдельных княжеств. Одним из наиболее сильных было Ростово-Суздальское, где княжил сын Владимира Мономаха Юрий Долгорукий. Киевский же престол занимал внук Владимира Мономаха Изяслав. Видя усиление Ростово-Суздальского княжества и не желая этого допустить, он ранней весной 1149 года вступил в пределы ростовской земли, опустошив Ярославль, Углич и все селения вплоть до устья Мологи. Однако здесь Изяслава застал сильный разлив рек, и он вынужден был, закончив войну, возвратиться в Киев.
.  .  .Следующее упоминание о Мологе в летописях относится к 1207 году, когда в Северной Руси последовало новое разделение на уделы и образовались два самостоятельных княжества – Ростовское и Ярославское. Молога вошла в состав Ростовского княжества, но впоследствии, в 1218 году, была отдана Ярославлю и с этого времени стала частью Ярославского княжества. Примерно 20 лет здесь было спокойно, а потом именно мологская земля явилась ареной кровопролитной битвы на реке Сить 4 марта 1238 года. Сдержать бешеный натиск чужеземцев не удалось, и волна татаро-монгольского нашествия распространилась на центральные земли Руси.
.  .  .В составе Ярославского княжества Молога состояла до 1321 года, а после смерти ярославского князя Давида Федоровича княжество было разделено между его сыновьями. Удел по реке Мологе получил Михаил, где и построил город для своего местопребывания. Потомки Михаила владели Мологой и принадлежавшими ей землями вплоть до 1471 года, когда они совместно с другими ярославскими князьями поступили на службу к Великому князю Московскому Ивану III, и Мологское княжество вошло в состав Русского централизованного государства.
.  .  .Еще со времени Михаила, т. е. с конца XIV века, Молога славилась своей известной далеко за пределами Руси ярмаркой, проходившей в 30-ти верстах выше устья реки, где когда-то стоял так называемый Холопий городок. Ярмарку эту якобы посоветовал Михаилу организовать его друг московский князь Иван Калита, чтобы привлечь к Мологе внимание купечества большим торгом. А торг здесь действительно пошел бойкий: бархат, шелк, украшения, восточные пряности обменивались на местные товары – лен, холсты, скипидар, деготь, меха.
Название городка – Холопий – местная легенда объясняла тем, что основан он был, новгородскими рабами. Однажды, гласит легенда, новгородцы-воины ушли на войну, а вернулись только через семь лет. Тем временем жены их. вышли замуж за рабов, которые по возвращении своих господ встретили их оружием. Но те, бросив мечи и копья, пошли на рабов с плетьми и обратили в бегство. Вот сюда, на Мологу, и бежали будто бы новгородские рабы и, укрепившись, организовали свое поселение, но были побеждены, а неверных жён своих новгородцы заключили в монастырь, получивший: название Холопьего. На его месте впоследствии возник Мологский Афанасьевский монастырь.
.  .  .Собиратель русской земли Иван III, присоединив Мологу к Русскому государству, перенес ярмарку из Холопьего городка в устье Мологи на пойменный левый Боронишинский луг, прямо против самого города. Ярмарка и тогда считалась первой в России. Приходившие сюда многочисленные суда буквально загораживали широкое устье Мологи так, что можно было свободно прямо по судам переходить с берега на берег. Однако, со временем, уже в XVI веке, на Волге стали появляться многочисленные мели, препятствующие ходу судов, и значение Мологской ярмарки начинает падать. Поначалу она переносится в Рыбную Слободу, а позднее в Макарьев и Нижний Новгород. Окончательный удар по Мологской ярмарке нанесло основание Архангельска и открытие Архангельского порта для западноевропейской торговли.
.  .  .После того как Мологское княжество вошло в состав Московского государства, здесь более трехсот лет не было никаких знаменательных событий. Правда, в начале XVII века, особенно в 1609 и 1617 годах, жители Мологи претерпели немало бед от поляков и литовцев.
.  .  .Из описи 1676-1678 годов видно, что Молога была тогда дворцовым посадом и насчитывала 125 дворов, в том числе 12 принадлежали рыбным ловцам, которые поставляли рыбу к царскому столу.
.  .  .С последней четверти XVIII века начинается новая страница истории Мологи. К тому-времени относится проведение Екатериной II административной реформы, согласно которой Россия стала делиться на наместничества и уезды. Теперь предстояло выбрать уездные центры, которыми должны были стать города. Однако городов не хватало, пришлось создавать новые. Назначенный Ярославским наместником А. П. Мельгунов совершив поездку по территории наместничества, направил подробный отчёт императрице, в котором в части, касающейся Мологи, говорилось: «Способность того места для города вытекает из местоположения и достатка жителей, коих в купечестве и мещанстве состоит 792 человека». Так, 3 августа 1777 года по указу Екатерины II Сенату посад Молога переименовывается в город. В следующем году город получает свой герб. Он был очень красив и имел богатое содержание. Описание герба гласило: «В щите, серебряная, треть оного щита часть, содержит герб Ярославский, в двух же частях того щита, показано в лазоревом поле часть земляного валу, отделанного серебряною каймою или белым камнем». Герб Мологи – живая история города. Вот «земляной вал». В то время, которое помнят сегодняшние мологжане, уже ничего не напоминало о его существовании. По-видимому, он исчез еще за несколько столетий до составления мологского герба. Как утверждал мологский краевед А. Фенютин, оставивший нам немало интересных записок об истории города, местность, на которой находилась Молога, по сравнению с древними временами сильно изменилась, т. к. Волга и Молога постепенно отмывали берега. Эту же мысль подтверждает почётный гражданин Мологи Ф. Бушков, который в «Записках разных происшествий» в конце XVIII века писал, что находившийся вблизи Мологской пристани Воскресенский храм был построен в 1758 году после того, как в начале.века оказался.размыт и снесен водой располагавшийся на более низкой местности, ближе к центру города, старый каменный храм того же названия. По-видимому, со временем был размыт и мологский «земляной вал». В старых книгах есть упоминание и о деревянной крепости, построенной еще в XIV веке при первом мологском князе и сожженной в каких-то битвах, но позднее отстроенной вновь. Крепость эта оставалась в Мологе и в ХVI веке, хотя местоположение ее из-за размыва берегов также не установлено. Наверное, был в Мологе и ров, наполненный водой, о чем, как рассказывали краеведы прошлого, И. Д. Троицкий и К. Д. Головщиков, можно судить по названию ручья, впадавшего в Мологу: Копь. Русло его, считалось не природным, а искусственным. Следовательно, когда-то и для каких-то.целей, видимо обороны, он был прокопан. И «земляной вал», и деревянная крепость, и ров – все это комплекс старинных оборонительных сооружений. Ведь действительно, на своем долгом веку Молога не раз подвергалась опустошительным набегам татар и поляков и, конечно, должна была заботиться о своей безопасности.
.  .  .Память о частых и жарких битвах осталась здесь даже в названиях населенных пунктов. Кто из мологжан не помнит вблизи Мологи сел Боронишино и Станово? Можно думать, что здесь держали оборону или располагались станом русские воины. Не случайно и упоминание о «белом камне», которым был отделан «земляной вал»,. Это не абстракция. Ведь в окрестностях Мологи было много громадных валунов, нанесенных сюда еще в ледниковый период, а в обнажениях берегов выступали окаменелости аммонитов и белемнитов (раковин вымерших древних морских моллюсков). Ходила в Мологе и легенда о том, что в этих краях «забавлялась» охотой княгиня Ольга и однажды отдыхала на огромном камне-валуне где-то в версте от Мологи, а сам камень якобы позже в память об этом событии назвали «Ольгиным». Легенда легендой, но есть и сохранившийся от прошлого документ. В том же отчете Екатерине II назначенный Ярославским наместником А. П. Мельгунов после поездки по наместничеству с целью определения уездных центров писал: «...Оттуда (из Мологи), переправившись на другую сторону, не опустил из виду побывать в Югской пустыне (монастырь недалеко от Мологи), лежащей в сторону от Большой дороги расстоянием около четырех верст. Как по дороге к ней, так и около оной, множество видел дикого камня». Возможно, такие валуны и окаменелости и использовались для сооружения «земляного вала». Находит выражение в гербе Мологи и географическая особенность здешней местности: город стоял при слиянии Волги с Мологой, чем объясняется преобладание в цветовой окраске герба лазоревого (голубого) цвета, обрамляющего «земляной вал». Ну, а что касается медведя, выходящего из-за «земляного вала», то он обозначал принадлежность Мологи Ярославскому наместничеству.
.  .  .После присвоения Мологе ранга уездного города значение и известность ее, конечно, возросли, но в экономическом отношении существенных изменений не произошло.
.  .  .А вот еще одна интересная и малознакомая страница истории вашего края. 6 июня 1798 года Мологе случилось принимать у себя Павла I, возвращавшегося из Казани в Петербург. Этот визит подробно описал Л. Н. Трефолев в историческом очерке «Путешествие императора Павла I по Ярославской губернии». Описанные в очерке, события происходят в основном на мологской земле, в самой Мологе и селе Брейтове. О путешествии Павла по другим уездам губернии и его пребывании в самом Ярославле Трефолев рассказывает как. бы мимоходом, буквально в нескольких скупых словах. Очерк Трефолева был напечатан в сборнике «Русский архив» в 1870 году и позднее, ни в дореволюционные годы, ни в советский период, не переиздавался, так что остановимся на нем подробнее. Ведь что ни говорите, но встречать столь высокого гостя выпадало на своем веку далеко не всякому провинциальному городку.
.  .  .Молога на пути Павла появилась совершенно случайно. А было это так. В конце февраля 1798 года ярославский губернатор Н. И. Аксаков получил известие о намерении Павла посетить Ярославскую губернию при возвращении из Казани в Петербург, причем губернатор обязывался принять всевозможные заблаговременные меры, чтобы император нигде не встречал задержки по избранному им маршруту. Но все дело как раз и заключалось в этом маршруте. Известно, что Павел отличался, придирчивостью до мелочей и всегда требовал буквального выполнения своей воли. Везти же его по избранному маршруту через Ярославль, Рыбинск, село Березино и далее до Устюжны было рискованно. По этому маршруту шел зимний путь в Петербург, летом же «царское шествие» могло утонуть в бездонных болотах. Гу­бернатор встревожился не на шутку. Даже при благоприятном исходе нельзя было избежать того, чтобы не погрязли в непроходимых дорогах экипажи или не пали измученные лошади, а. все это в конце концов могло навлечь немилость и гнев императора. Боясь принять самостоятельные решения, Аксаков передал вопрос на обсуждение губернского правления, которое после долгих споров постановило отправить землемера отыскать другую, более подходящую дорогу. Губернатор донес в Петербург о положении дел и обстоятельно объяснил, почему нельзя в точности исполнить волю монарха. Вскоре вернулся землемер. Он подтвердил необходимость перемены маршрута, и тогда Аксаков вторично донес в Петербург о том, как бы следовало ехать «высокому путешественнику». А маршрут предлагался следующий: от Рыбинска направиться на Мологу и далее через Дубец, Брейтово, Горино (все Мологского уезда) на Весьегонск. Этот маршрут и был утвержден Павлом. С наступлением весны власти занялись организацией ремонта выбранной дороги. На работы согнали крестьян не только из Мологского, но и из других уездов. Они строили мосты, клали гати, рыли водоотводные каналы. К первым числам июня работы были закончены. Для станций в пределах Ярославской губернии были назначены: Туношна, Ярославль, Романов, д. Киндяки, Рыбинск, Молога, д. Дубец, Брейтово, Горино.
.  .  .Тем временем Петербург излагал все новые «высокомонаршие соизволения». Губернатору было предложено на каждой станции подготовить 250 лошадей с потребным количеством ямщиков и упряжью. Для непредвиденных случаев повелевалось иметь запасных лошадей. Несколько позже количество лошадей на каждой станции потребовали довести до 535. Итого по всем станциям Ярославской губернии требовалось 5215 лошадей, а с запасными 5806. Лошадей пришлось собирать по всей губернии. Каждые 300 душ должны были выставить пару лошадей и извозчика; столько же и каждый купец. Много беспокойства у губернатора и губернского правления вызвала подготовка царского стола. Разнообразен и велик был перечень съестных припасов, преподанных инструкцией из Петербурга. Небезынтересно было бы привести хотя бы выдержку из нее, но на это уйдет немало страниц текста. Ограничимся тем, что скажем: помимо всего прочего необходимо было иметь «лимоны, спаржу и шампиньоны». Последняя же статья инструкции гласила, чтобы на вечерних станциях обязательно иметь самую лучшую здоровую корову, т. к. государь на всем пути «изволит употреблять сыворотку».
.  .  .Такой обильный перечень съестного поверг в смятение мологского предводителя дворянства А. С. Мусина-Пушкина, и он докладывал Аксакову, что «в таком бедном городке, как. Молота, лимонов свежих, спаржи и шампиньонов достать не можно». Рапорт этот ужаснул ярославских администраторов. Требуя, чтобы «лимоны, спаржа и шампиньоны» были немедленно закуплены, губернатор взывал к усердию Мусина-Пушкина и стращал тем, что от его неисправности «будет худо и ему и всем остальным, от чего сохрани нас, боже...»
Наконец, 4 июня 1798 года Павел прибыл в Ярославль. Архивные документы ничего не говорят о том, чем ознаменовал Павел свое пребывание в Ярославле. Известно, что по Романовскому уезду «царское шествие» прошло благополучно. В Рыбинске Павел остановился всего на несколько минут. К Рыбинску он вообще питал неприязненное отношение, скорее всего потому, что этому городу в свое время немало милостей оказала его мать, Екатерина II.
.  .  .Вечером 5 июня Павел прибыл в Мологу, где предусматривался ночлег. Чтобы переправиться через Волгу, сюда еще в конце мая доставили из Рыбинска катер с четырнадцатью гребцами. Для свиты были подготовлены два парома, две лодки и баржа. Павел находился в хорошем расположении духа и пожаловал офицеру, ответственному за перевоз, золотые часы, а гребцам – 100 рублей на водку. У Мологской заставы Павла встречал городничий Глебов в окружении дворян. В доме городничего был устроен и царский ночлег. Вместе с Павлом поместились Кутайсов, Кушелев, Нелидов. Для остальных были отведены квартиры в частных домах, в соответствии с официальным положением каждого из них. Мологский градоначальник был человеком тонким и политичным. Сначала, узнав о приезде императора, он порядком струхнул и даже задумал было уйти в отпуск, но потом смекнул, что все может быть к лучшему, стоит только задобрить какого-либо влиятельного фаворита. В расчете он не ошибся. Кутайсов благосклонно выслушал желание городничего представиться императору и повел его в царские покои – повел коллежским асессором, а вывел надворным советником. На следующее же утро городничий получил еще две награды: золотую табакерку с эмалью и «удостоился жалования к руке императора». Затем Павел побывал в ближайшей Воздвиженской церкви и после обедни отправился в путь. По его отъезду в Мологе отслужили благодарственный молебен, а катер, на котором Павел был перевезен через Волгу, местные власти решили сохранить для потомства. Но в 1864 году, когда в Мологе разразился страшный пожар и выгорела лучшая часть города, сгорел и амбар, в котором находился этот «исторический» катер.
.  .  .На Дубецкой станции лошади были быстро запряжены, и Павел направился в Брейтово. Но здесь произошла история, которая в рапорте мологского земского суда классифицируется как «возмущение крестьян». Трефолев по этому поводу замечал: «Правда, возмущения никакого не было, но официальные бумаги XVIII века, как и позднейшие, всякую просьбу крестьян называли бунтом и возмущением». Дело было в том, что к этому времени брейтовские крестьяне из казенных, т. е. принадлежавших государству, стали помещичьими: К помещику, их новому хозяину, перешла и земля со всеми угодьями. Теперь крепостные крестьяне ничего уже не могли сделать без воли своего хозяина. А между тем соседний помещик, живший не в ладу с брейтовскими крестьянами, не без ведома их владельца, прирезал себе принадлежавшие им ранее земли. Это были обычные междупомещичьи махинации, но крестьяне не сразу разобрались в происшедших переменах своего положения. Да и как разобраться: тяжела была крестьянская доля раньше, такой же она осталась и теперь. Только они еще не осознали, что при новом порядке стали кругом и окончательно бесправны. Вот и решили крестьяне воспользоваться приездом императора, чтобы принести жалобу на обидчика-соседа. Об этом узнали чиновники, посланные мологским предводителем дворянства устраивать царский стол. Они решили «вразумить» крестьян, но напрасно. Узнала о намереньях крестьян и царская свита. Кутайсов пробовал было уговорить крестьян, чтобы они не беспокоили императора по пустякам, а конфликт-де уладят между собой помещики сами. Однако крестьяне не слушали и продолжали шуметь. Между тем другой чиновник из царской свиты схватил палку и стал бить крестьян, отгоняя их от дома, где обедал Павел, но тот услышал шум и вышел на крыльцо. При его появлении крестьяне упали на колени и стали просить, чтобы вернули отобранные у них земли. Царский разбор жалобы был краток. Павел сказал, что земля следует тем, кто ею владеет, т. е. помещику, а уж его дело уладить вопрос с соседями. Он приказал крестьянам встать и разойтись, но они продолжали шуметь и просить о земле. Павел повернулся и пошел к своей коляске, приказав ехать. Крестьяне было загородили ему дорогу, все просили отдать им землю и плакали. Тогда Павел пригрозил им палкой, ездовые оттеснили их от дороги, и император уехал. Инцидент этот остался без последствий, высочайшего гнева не последовало, и даже палку, обещанную Павлом, на сей раз в ход не пустили.
.  .  .«Брейтовские крестьяне, – пишет Трефолев, – должны были считать себя счастливыми уже по одному тому, что они остались целы и невредимы». Да, действительно, могло бы быть иначе. Трефолев считал, что на этот раз помогла Молога. Она понравилась Павлу, и на всем дальнейшем пути, несмотря ни на что, хорошее расположение духа не покидало его.
.  .  .Еще через столетие, в мае 1913 года, через Мологу на пароходе «Тверь» проследовал последний российский царь Николай II, совершавший поездку по городам Ярославской губернии в связи с широко отмечавшимся тогда в России трехсотлетием дома Романовых.
.  .  .Однако, чтобы рассказ о дореволюционной Мологе считать законченным, нужно представить себе и облик самого города, вспомнить, чем жили в те далекие годы мологжане и пусть кратко, но перечислить своих именитых земляков.
.  .  .В 1811 году открылась «Тихвинская водная система», соединявшая Рыбинск с Петербургом через ряд небольших речек и озер, зашлюзованных и соединенных между собой каналами. За навигацию через Мологу проходило до 7000 судов низовых поволжских губерний, да свыше 4500 судов, направлявшихся в обратную сторону. В самой Мологе тоже грузилось .судов 300 и столько же выгружалось. В это время года Молога становилась довольно бойким торговым городом, но с консервацией водной системы жизнь Мологи снова пришла в свое обычное русло.
.  .  .Как и в любом городе, в Мологе устраивались ярмарки, проходившие людно и оживленно. Ежегодно бывало три ярмарки: Афанасьевская (17 и 18 января), Средокрестная (в среду и четверг Великого поста) и Ильинская (20 июня). Каких только товаров не привозили тогда в Мологу. Подводы буквально заполняли всю широкую Базарную площадь и прилегающие к ней улицы. В середине XIX века в Мологе было 55 каменных и 127 деревянных лавок. Нельзя не отметить, что местные мологские власти принимали активные меры к стимулированию сельского хозяйства, различных промыслов и ремесел, примером чему может служить проводившаяся в Мологе с 5 по 10 сентября 1878 года грандиозная показательная ярмарка. Здесь были представлены все виды хозяйств: скотоводство, земледелие, садоводство и огородничество, пчеловодство, лесная, кустарная, заводская промышленность, столярный, плотничий промыслы, сельскохозяйственные орудия и инвентарь. За предметы, одобренные выставочной комиссией, присуждались награды – серебряные и бронзовые медали, похвальные листы, золотые полуимпериалы, серебряные рубли и полтинники.
.  .  .Были в Мологе памятники старины и другие интересные достопримечательности. Вблизи мологской пристани возвышался главный храм, Воскресенский, построенный в 1767 году. Красивый вид открывался на него с парохода, едва он входил в крутую излучину, которую делала здесь Волга, принимая в себя воды Мологи. В 1778 году на бывшей Ярославской улице, недалеко от центра города, построили деревянную оштукатуренную Воздвиженскую церковь, не дожившую до того времени, которое помнят сегодняшние мологжане. В этой церкви во время своего визита в Мологу был на обедне Павел I. Самая старая мологская церковь, Вознесенская, построенная в 1756 году, находилась на окраине города в Заручье и имела придел во имя святых князей Бориса и Глеба. В 1805 году на кладбище была освящена Всесвятская церковь, а в 1882 году на средства мологского купца П. М. Подосенова воздвигнут Богоявленный храм, который, в отличие от «старого», Воскресенского, стал называться «новым». Все эти памятники прошлого венчал собой архитектурный ансамбль Афанасьевского монастыря, включавший в себя пятиглавый Троицкий храм с трехъярусной каменной колокольней, холодный пятиглавый храм во имя Сошествия Святого Духа на апостолов и Успенский храм, построенные соответственно в 1788, 1841 и 1828 годах. По периметру. монастырь был окружен высокой каменной оградой. Вот здесь, по преданию, в далекой древности и отбывали наказание жены новгородцев. Со времен Ивана III на этом месте возник мужской монастырь, называвшийся, как и прежде, Холопьим. Однако история монастыря становится более ясной лишь в ХVI веке. Известно, что он был тогда деревянным, со временем обеднел, а в 1764 году обращен в приходскую церковь, на развалинах которой поселились престарелые вдовы и девицы. В 1795 году по прошению граждан Мологи Екатериной II здесь был учрежден женский монастырь. С этого времени он стал называться Афанасьевским.
.  .  .Одной из достопримечательностей города мологжане всегда считали пожарную каланчу с мезонином, построенную на Базарной площади по проекту ярославского губернского архитектора А. М. Достоевского, брата великого русского писателя.
.  .  .Настоящей гордостью Мологи была гимнастическая школа, открытая в 1888 году и считавшаяся по официальным письменным источникам того времени первой в России. Действительно, школа эта заслуживает того, чтобы о ней рассказать особо. Дело начиналось так. В начале 80-х годов многим губернским и уездным городам было предписано провести медико-статистическую перепись населения на предмет определения его физического развития. Неизвестно, какие критерии были заложены, в основу переписи. По ее результатам Молога в сравнении с другими уездами выглядела лучше, но земские врачи посчитали их все же тревожными: 38 процентов осмотренного населения было отнесено к категории людей со слабым те­лосложением. Естественно, что особое беспокойство вызвал факт отставания физического развития детей школьного возраста.
.  .  .Серьезно заняться проблемой правильного фи­зического развития детей и решил мологский земский врач Всеволод Васильевич Рудин. Вскоре после пере­писи, в 1883 году, Рудин приступил к разработке плана решения этой проблемы. Главный путь к существенно­му оздоровлению, человека Рудин видел в правильном подходе к использованию спорта.; Помимо разнооб­разных спортивных упражнений и игр, он включил в свой план также обучение работам, которые требуют­ся в повседневной жизни любой семьи, как-то: зем­леделие, основы столярного и слесарного дела. Позднее, когда школа была открыта, в адрес Рудина стали приходить многочисленные письма, запро­сы, в Мологу приезжали знакомиться со школой и постановкой спортивной работы врачи, учителя, спорт­смены, корреспонденты из Петербурга, Москвы, Орен­бурга и, конечно, из ярославских городов, но скорее всего начинания Рудина, как нередко вспоминал и он сам, не были бы так удачны, если бы не помог случай.
.  .  .В середине XIX века в Мологе жил купец-тысячник Подосенов, крупный торговец льном. Сын его по­лучил в наследство огромное состояние и с десяток каменных зданий. Сам он торговлей уже не занимался, больше путешествовал, жил за границей, любил спорт, да и сам в какой-то степени считался спорт­сменом, к тому же не прочь был прослыть мецена­том и либералом. В середине 80-х годов он приехал в Мологу и встретился с Рудиным, который расска­зал ему о своей задумке. Идея Рудина ему понрави­лась, и он сразу же ассигновал 20 000 рублей на строи­тельство современной, оснащенной разнообразным спортинвентарем школы». Рудиным, Подосеновым и приглашенными из Ярославля инженерами-строите­лями был составлен проект школы, и сразу же нача­лось строительство. Новое здание решено было поста­вить в только что специально заложенном сквере, вокруг которого проложили концентрические дорожки Для пеших прогулок, бега, а также обучения верховой езде и конным упражнениям. Вот потому и сама шко­ла стала вскоре называться «Манежем». I Сквер с его прекрасными липовыми и березовыми аллеями оста­вался до последних дней Мологи одним из красивей­ших и любимых мест отдыха мологжан. Находился он в  центре  города и  занимал целый  квартал.
.  .  .Нельзя не отметить, что организаторы школы смотрели далеко вперед, понимая, что она будет ис­пользоваться и при проведении различного рода других массовых мероприятий — устройстве спектак­лей, концертов, елок и т. д. Не было даже забыто об устройстве на территории сквера катка. Помещение же рассчитывалось для работы круглый год. Поэтому отопление было решено устроить с помощью венти­ляционных калориферов, обеспечивающих при темпе­ратуре наружного воздуха — 20° температуру внутри здания 10° по Реомюру (около 13°Ц).
.  .  .В первый год в школу было принято 73 ученика, но бывали годы, когда количество занимавшихся до­стигало и более 200 человек. Все ученики в зависи­мости от их физического развития были распределе­ны по соответствующим группам. В качестве предметов занятий выносились гимнастические упражнения на снарядах, спортивные игры, строевая подготов­ка, фехтование, верховая езда, хоровое пение (счита­лось, что пение способствует развитию легких), экскурсии летние, пешие или на лодках, велосипедный спорт, а в зимний период добавляли лыжи и коньки. Были наняты ряд/штатных преподавателей и несколь­ко лиц обслуживающего персонала.
.  .  .В целом «Манеж» — это высокое большое дере­вянное здание. Высота от пола до потолка превышала 6 метров. Объем помещения составлял 4361 кубиче­ский метр. В средней части находились ряды для зри­телей, так называемый амфитеатр, рассчитанный на 500 человек. Он был обнесен массивным барьером, отделяющим его от остального помещения, приспособ­ленного для прогулок зрителей во время антрактов. Для лучшего обозрения сцены пол амфитеатра мог приподниматься и приобретать покатое  положение
по отношению к сцене.
.  .  .На втором этаже с большими окнами, выходив­шими на балкон, располагался буфет, а в левой сторо­не второго этажа, сделанное в виде раковины, нахо­дилось помещение для оркестра.
.  .  .После смерти П. М. Подосенова вновь возникли денежные затруднения, а в конце 90-х годов и сам Рудин уезжает в Петербург. Вместе с тем посеянные ими семена дали добрые всходы. При всех имевших. место затруднениях школа уже вошла в жизнь мологжан. Появились новые любители-спортсмены и теат­ралы, энтузиазм которых дал возможность школе функционировать еще много лет.
.  .  .Гимнастическая школа — одно из проявлений вы­сокой культуры провинциальной Мологи. Но более полно культурное лицо города могут характеризо­вать следующие данные. Молога занимала первое место в губернии по постановке школьного дела.
.  .  .Большая заслуга в этом, как единогласно отмечают краеведческие источники прошлого, принадлежит Семену Александровичу Мусину-Пушкину, находив­шемуся 23 года на службе в Мологском  земстве. Являясь членом уездного училищного совета, он был настоящим ревнителем народного просвещения, часто посещал народные училища, выявляя их трудности и заботы, оказывал им по мере своих сил и возмож­ностей всяческую поддержку и помощь. В Мологе перед 1914 годом было две гимназии, мужская и женская, реальное училище, две приходские школы, а по уезду насчитывалось 59 земских училищ, 32 при­ходские школы и 30 школ грамотности. Учителей на. службе в земстве состояло 26, учительниц 55. В селе Новинском (ныне Некоузского района) находилась учительская  семинария  с   бесплатным трехлетним сроком обучения, открывшаяся в 1871 году. По дан­ным Ярославского губернского статистического ко­митета к концу XIX века 75 процентов семей города получали газету «Ярославские губернские ведомос­ти», 60 — различные столичные издания, в том числе журналы «Нива», «Родина» и приложения к ним в виде собраний сочинений русских и зарубежных писате­лей. Рано в Мологе проявилась тяга к театру. Уже в середине XIX века организуются местные любитель­ские театральные группы. Для репетиций и постановки пьес снимали какие-либо большие помещения и оплачивали за счет получаемых доходов, а в зрителях никогда не било недостатка. Из сообщений «Яро­славских губернских ведомостей» можно сделать вы­вод, что в  этот период в репертуаре преобладали постановки одноактных пьес водевильного жанра. С открытием «Манежа» театральный коллектив при­обретает прочную основу и работает не эпизодиче­ски, а постоянно. В месяц обычно шло 2—3 постанов­ки, и зрительный зал всегда был набит до отказа.

ной песчаной местности. Считалось, что чистый сухой воздух помог Мологе избегнуть, эпидемий таких страшных в то время болезней, как чума и холера. Обилие плодороднейших лесов, рыбацкое приволье, необозримые золотые песчаные пляжи, протянув­шиеся на много километров вдоль правого берега Волги и левого Мологи, чистая прозрачная вода этих рек, сочная зеленая трава, чуть не скрывающая че­ловека на пойменном Боронишинском лугу, и ни с чем не сравнимый аромат свежего сена, разносившийся по всему городу в пору сенокоса, — все это привле­кало сюда многочисленных столичных дачников. Леса начинались сразу, едва выйдешь на окраину города. Далеко и ходить было не надо, в закладбищенском лесу, не более километра от города, располагалось так называемое Свято-озеро. Существовала легенда, что название озера произошло от какого-то святого, спасавшегося здесь в древние времена и питавшегося только рыбой из озера. Свято-озеро окружал мощный березняк. В траве стояли шеренги ядреных подбере­зовиков — так за 15 минут и набросаешь их целую корзину. Для рыбака в Мологе тоже было настоящее приволье, а в конце XIX века рыбная ловля была одним из мологских промыслов. Мологский краевед А. А. Фенютин в своей книге «Рыбная  ловля  на Мологе» рассказывал, что ловить рыбу начинали вслед за вскрытием реки. Рыбаки ездили вверх по Мологе до Борисоглеба в прорезных лодках и набирали до 50—70 пудов судаков, лещей, головлей, а стерлядей до 40—50 пудов. Стерлядь длиной в аршин стоила дорого: 75—80 рублей. Пудовый осетр — 20—23 руб­ля, ну, а вся прочая рыба шла по 1 рублю 50 копеек за пуд. Но, наверное, больше всех мологское приволье манило к себе детвору. Волга к середине лета мелела здесь настолько, что пароходы дальше Мологи вверх ходить переставали.
.  .  .Тихо и пустынно было на Волге и ее огромных пляжах. Иногда эту тишину нарушали только пастухи, сгоняя сюда стада коров, чтобы перевести их через реку, на противоположный берег, где, как и на Мологе, раскинулись пойменные заливные луга.
.  .  .Немало осталось нам работ краеведов прошлого, описывающих быт, нравы, обычаи старой Мологи. В Мологе любили отмечать с присущим русским раз­махом многочисленные религиозные праздники. Заручские прихожане отмечали свой престольный празд­ник, посвященный «святым князьям Борису и Глебу». В этот день шло большое застолье, а потом начиналось гулянье молодежи по набережной с песнями и хоро­водами. До поздней ночи не смолкали звонкие девичьи голоса и не прекращались веселые песни. Заручский праздник перерастал в праздник всей  Мологи. Сюда приходили из города целыми семьями, приезжала и мологская аристократия в своих экипажах. Даже ста­рики и старухи, пролежавшие весь год на печи, выпол­зали посмотреть на гуляющих и рассаживались на лавочках вдоль берега Мологи. Интересно и радостно было смотреть на расцветающую природу. Праздник приходился на 2 мая, когда становилось уже тепло, а широко разлившаяся река постепенно входила в свои берега. На левой стороне еще оставалось огромное озеро, и при ясной погоде в нем отражались окрест­ные села с церквями и величественный ансамбль Афанасьевского монастыря. Люди радовались скорому приходу лета: там, на левом берегу, на месте Боронишинского луга, уже показывались небольшие ост­ровки с поднимающимися прутиками будущих кустов. А ведь совсем недавно это озеро, раздуваемое силь­ными ветрами, вовсю бушевало, и волны с белой пеной на хребте хлестали о берег, подмывая и подтачи­вая его.
.  .  .Прихожане Воскресенского храма, находящегося почти в центре города, отмечали свои престольные праздники. Они были посвящены Николаю-Чудотворцу и Илье-пророку и приводились соответственно на 9 мая и 20 июля. Проходили* они столь же широко, как и в Заручье. Постепенно, однако, застолья становились не столь обильными, как раньше. Гулянья тоже длились не всю неделю, а дня два или три.
.  .  .Весело проходила масленица. С самого начала недели молодежь каталась с гор, на второй и третий день гуляющих прибывало. Вечером начиналось ката­ние на лошадях. В масленицу был обычай возить по улицам Мологи разукрашенную лодку. Ее ставили на двое саней и впрягали 20 лошадей. Лодку покрывали коврами, а на середину устанавливали стол со мно­жеством вин и закусок. За стол усаживались «благо­родные» в костюмах и масках. На корме или на носу размещались музыканты и песенники. Лодку возили по всему городу, забавляя гуляющих мологжан пес­нями и музыкой.
.  .  .Летние гулянья начинались с Троицына дня и продолжались всю неделю. От сумерек до рассвета молодежь играла в горелки, качалась на качелях, во­дила хороводы. Сохранился еще обычай в этот день украшать свой дом берёзовыми ветками и против дома ставить березку. И еще один, когда парень хле­щет девицу березкой, и тем сильнее, чем неравнодуш­нее к ней.
.  .  .К концу XIX века лодку уже не возили по Мологе. Правда, небогатое чиновничество и мещанство про­должало еще держаться за старинные обычаи. В этой среде на святках молодежь целые ночи танце­вала кадриль, а ряженые приходили на* вечеринку в костюмах медведя, козы или петуха.
.  .  .В.середине XIX века жизнь города очень разнооб­разили пехотные полки, прибывшие сюда на расквар­тирование. Вот тогда шло постоянное веселье, на которое съезжались старухи-помещицы со своими до­черьми из соседних уездов. За дешевую плату снимали обширный дом и устраивали так называемые «благо­родные собрания». Танцевали до упаду по две ночи в неделю. Многие девичьи сердца были покорены, но немногим приходилось уезжать из Мологи в качестве «военных дам».
.  .  .С Мологой и мологской землей связано столько славных имен, что один перечень их не может не вы­звать истинной радости и гордости за свой родной край.
.  .  .В 30-ти километрах выше города, на левом бе­регу Мологи располагалось село Иловна — родовое имение графа А. И. Мусина-Пушкина. Ему мы обя­заны открытием «Слова о полку Игореве», бесценного вклада в отечественную и мировую культуру. По пре­данию, недалеко от Иловны находился и так назы­ваемый Холопий городок. Недаром одним из первых исторических исследований самого Мусина-Пушкина были «Исторические заметки о начале и местонахож­дении древнего русского Холопьего городка». Вначале Алексей Иванович жил больше в Петербурге, но, выйдя в отставку в 1799 году, поселился в Иловне, где почти безвыездно провел последние 10 лет своей жизни, занимаясь подготовкой к опубликованию хра­нившихся у него рукописей. В Иловне он и умер, как говорили тогда, «от удара» 1 февраля 1817 года и по­хоронен в семейном склепе.
.  .  .Кто не знает имя бесстрашного русского умельца Петра Телушкина, заставившего в 1830 году удивляться и восхищаться современников его подвигом?! Но не всем известно, что родился Петр в семье крепостного крестьянина в небольшой и уже к концу XIX века не существовавшей деревеньке Мягра Мологского уезда. Подвиг Телушкина оказался неподвласт­ным времени. Он вызывает столь же неослабеваю-

демии наук СССР был направлен его земляк, уче­ный-геофизик Александр Александрович Сауков. Он родился в деревне Чурилово Веретейской волости. После окончания сельской школы поступил в началь­ное училище в городе Мологе, а затем там же про­должил образование на педагогических курсах. Не­которое время до отъезда на учебу в Петроград ра­ботал в сельской школе деревни Золотково, непода­леку от родного Чурилова. В 1953 году Сауков изби­рается членом-корреспондентом Академии наук СССР. Имя Саукова увековечено в названиях улиц в новом микрорайоне Ярославля и поселке Хайдар-кан (Киргизия), где ему пришлось работать.
.  .  .Первая пристань вверх по Мологе, в 18 километ­рах от города, называлась Частково. Здесь было имение Семена Александровича Мусина-Пушкина. Еще в середине 20-х годов в парке перед домом стоял белый мраморный памятник на могиле его сына Левы, умершего в 10-летнем возрасте. 23 года Семен Александрович провел на службе в мологском земст­ве. Особенно плодотворной была его деятельность в области народного просвещения. Был С. А. Мусин-Пушкин широко образованным, передовым человеком своего времени. Считался хорошим' поэтом, публи­цистом, страстным коллекционером, имел одну из лучших личных библиотек в России, тратя на приоб­ретение книг все свое состояние. Он сотрудничал в ярославских газетах, подписывая свои заметки 'псев­донимом Семен Частков. С. А. Мусин-Пушкин был знаком с Н. А. Морозовым, но это непродолжитель­ное знакомство было прервано внезапной и трагиче­ской его смертью. Похоронен С. А. Мусин-Пушкин в Ярославле.
На левом берегу Сити в селе Новом, недалеко от железнодорожной станции Маслово, была родовая усадьба А. В. Сухово-Кобылина, автора бессмертной «Свадьбы Кречинского». Здесь он, по свидетельству В. А. Гиляровского, познакомился с людьми, черты которых придал своим героям.
.  .  .В Мологе на Республиканской, бывшей Ярослав­ской, улице жила родная сестра Леонида Витальеви­ча Собинова Александра Витальевна Карсунская. В 20-е годы, бывая в летние месяцы в Ярославле, Леонид Витальевич обязательно заезжал и в Мологу. Тогда муж Александры Витальевны, хороший пианист, садился за инструмент, а Собинов начинал петь, и его чудный голос далеко-далеко разносился из раскры­того окна.  
.  .  .В Мологе провел свое детство будущий ленинград­ский поэт Анатолий Тимофеевич Чивилихин. С пер­вого до последнего дня Великой Отечественной войны он прошагал нелегкими солдатскими дорогами. Глав­ная тема его произведений была военная. Не менее важное место занимает и тема любви к своей Родине и родному краю. Стихотворный сборник «Исповедь пристрастий», выпущенный Верхне-Волжским книж­ным издательством в 1973 году, предоставил мологжанам возможность ближе познакомиться с творче­ством поэта-земляка. Стихи Чивилихина выдержали 12 изданий, и это говорит о том, что его творчество не забыто и сегодня.
.  .  .Можно назвать немало других имен, которые в разные периоды истории не только Мологи, но и всего Ярославского края оставили о себе глубокий след. Это А. А. Фенютин, Н. Н. Розов, М. С. Маслов-Варсягин, А. Н. Блатова, А. И. Кревинг, Д. И. Смирнов, Ф. И. Бологов, Т. Г. Чивилихин, А. А. Винский и многие другие.
.  .  .Но как и везде, в Мологе жило и много простых незаметных людей. Их жизни, отданные героической борьбе в военные годы и честному беспредельному труду, остались в памяти только тех, кто был бок о бок с ними. Они прошли через все жизненные испы­тания, не растеряв мужество и доброту своих сердец, любовь к жизни и воспитав своих детей и внуков дос­тойными гражданами нашего Отечества.
С парохода, следующего из Рыбинска, едва он по­является на гребне крутой излучины, которую здесь делала Волга, принимая в себя воды Молота, город представлялся довольно большим. Вдоль берега тяну­лись церкви, монастыри, лавки и другие строения. Но впечатление это оказывалось обманчивым, стоило только сойти на берег. В городе1 было всего четыре параллельных улицы, протянувшихся на добрых 4,5 километра, и/множество переулков. Старое на­звание этих улиц: Ярославская, Петербургско-Унковская, Череповецкая и Задняя; в советское время они назывались — Республиканская, Коммунистическая, Пролетарская и Советская. Между Республиканской и Советской располагалась Базарная, или -— Сенная, площадь, позднее площадь К. Маркса.
.  .  .По сведениям, относящимся к 1914 году, помимо зданий указанных выше назначений в Мологе было 870 домов, из них 50 каменных. Население города составляло 5045 человек. Такими оставались Молога и ее уезд и к 1917 году, равно как и в последующие времена.
.  .  .Советский период истории Мологи невелик по вре­мени — всего 18 лет. Советская власть в городе была установлена 15(28) декабря 1917 года не без опреде­ленного сопротивления со стороны приверженцев Временного правительства, но и без какого-либо кро­вопролития. Последующие годы мало чем отличались от жизни любого провинциального городка послере­волюционной России. Не избег Мологу голод, ставший чувствоваться особенно остро с начала 1918 года. По домам днем и ночью ходили с обысками чекисты, а на Базарной площади перед домом, где размещалось ЧК, толпились с повестками в тревожном ожидании торговцы, священнослужители, да и просто «небла­гонадежные» мещане. Переполнена была всегда пус­товавшая прежде мологская тюрьма. Очень скоро закрыли три мологских церкви. С 1919 года голод уси­ливается. Частная торговля свертывалась: и торговать было нечем, да и сами торговцы сидели в тюрьме. В  городе  вводилась  карточная  система, на смену керенкам пришли совзнаки. Крестьяне продукты пи­тания продавали только за вещи, и горожане, нагру­женные кто чем из своих невеликих промтоварных запасов, шли за продуктами в деревню. Население города сильно возросло главным образом за счет бе­женцев, начавших прибывать в Мологу еще в годы войны. Однако конфискация советской властью пахотных земель в округе не дала окончательно зажать город в тисках голода. Земли эти стали распре­делять по едокам, а на них организовывать коммуны или артели по обработке. Со скрипом, в трудных условиях люди начинали жить на новых началах.
В связи с проведением в середине 1929 года районирования в Мологе вскоре начинает выходить районная газета «Колхозное междуречье».
.  .  .Нельзя не заметить, что с точки зрения сегодняш­него дня по своему стилю и содержанию газета пред­ставляется немного наивной и, перелистывая ее стра­ницы, порой трудно сдержать хотя и горькую, но улыбку. Корреспонденции пестрят крупными, брос­кими, безапелляционными и непривычными для слуха заголовками: «Председатель колхоза «Искра» — са­ботажник», «Саботаж сева продолжается», «В Мологский район выехала буксирная бригада лесорубов», «Отстающих — на буксир», «Выполнение плана под­меняют аллилуйщиной», «Колхозник Иванов утаил при переписи двух ягнят», «Перепись скота — на чистую воду». Но, это, конечно, дань времени. В известной степени газета дает возможность представить, чем жили Молога и район все последующие годы.
.  .  .Из газеты можно узнать, что после того, как XV съезд партии провозгласил курс на коллективи­зацию, мологская партийная организация и райис­полком, понимая особую важность этой задачи для Мологского района, как всецело сельскохозяйствен­ного, сосредоточили свои усилия на завершении сплошной коллективизации к концу 1931 года. К янва­рю этого года было коллективизировано лишь 10 про­центов к общему числу хозяйств района. Но 11 район­ный съезд Советов поставил задачу сделать 1931 год переломным и подойти ко «второму (в условиях сплошной коллективизации) большевистскому севу», имея не менее 45 процентов коллективизированных хозяйств. Задачу эту решили, и к началу сева коллек­тивизировали не 45, а 50 процентов хозяйств. В конце 1934 года III районный съезд Советов отмечал, что коллективизация в районе в основном заверше­на — было коллективизировано уже 87 процентов хозяйств. Газеты писали, что теперь в повестку дня встали вопросы правильной организации труда, внед­рение сознательной дисциплины, бережного отноше­ния к колхозной собственности.
.  .  .Большое внимание в 30-е годы уделялось в Мологском районе семеноводству лугопастбищных трав. Считалось, что объединение крестьянских хозяйств в колхозы должно было послужить базой для реконст­рукции полеводства путем расширения посевных пло­щадей за счет освоения культуры семенников луго­пастбищных трав. А задачу развития животноводства с подведением под него прочной кормовой базы мож­но было выполнить лишь при реконструкции поле­водства. Попытки такой реконструкции стали пред­приниматься еще в 1926 году. Ввиду недостатка семян многолетних трав, ввозившихся из-за границы, ...


#108 Евгений Воронин

Евгений Воронин

    Администратор. Совет ЯрИРО

  • Главные администраторы
  • PipPipPipPipPip
  • 5 700 сообщений

Отправлено 07 Январь 2014 - 19:14

Евгения, ссылки не забывайте на источники указывать.
Напишите, пожалуйста, откуда взят этот материал.

-----
Darya V:
Евгения, и посмотрите некоторые места, где я кусочки слов временно выделила
красным. Что-то в тексте пропущено.
С уважением!


#109 ИрИс

ИрИс

    Председатель ЯрИРО

  • Администрация форума
  • PipPipPipPipPip
  • 3 682 сообщений

Отправлено 19 Январь 2014 - 19:08

Ярославский педагогический вестник № 4 1997 г.

Экономическое развитие Мологи и Мологского района с 1900 по 1941 гг.
А.А.Марков

«13 апреля 1941 года на стройке в Переборах, под Рыбинском, был перекрыт последний проём плотины, и паводковые воды Волги, Шексны и Мологи, встретив на своем пути непреодолимую преграду, стали выходить из берегов, разливаться на пойму, с каждым днем все ближе и ближе подступая к городу Мологе и затопляя Молого-Шекснинское междуречье. Вместе с Мологой уходило под воду около 700 сел и деревень, сотни тысяч гектаров плодороднейшей пашни, знаменитые заливные луга, выпасы, зеленые дубравы, леса, памятники старины, культуры, уклада жизни наших далеких предков". Так начинается книга "Молога - память и боль", написанная Юрием Алексеевичем Нестеровым, к сожалению, уже ушедшим из жизни. Бывший мологжанин, он не мог относиться равнодушно к этому варварству, не мог произошедшее принять, не мог простить исчезновения целого края.
В книге Ю.Нестерова рассказывается об истории города и уезда, о том, как хладнокровно уничтожался этот чудесный уголок России. Книжка выпущена Верхне-Волжским книжным издательством в 1991 году, а выросла она из очерков автора, опубликованных в свое время в областных, в районных, окружных газетах.
Здесь нужно отметить, что Молога и Мологский уезд всегда привлекали внимание историков. В своих работах они давали историческую оценку Мологскому краю, исследовали его экономическое и культурное развитие. Так, история Мологи описана в работе П.А.Критского "Наш край". На 1 января 1901 года Ярославским губернским земством был объявлен конкурс на составление популярного очерка по родиноведению Ярославской губернии в виде связного описания его прошлого и настоящего не в форме учебника, а в форме книги для чтения, доступной каждому хорошо грамотному. Работа П.А.Критского оказалось лучшей.
Ещё одним интереснейшим описанием Мологского уезда является работа С.А.Мусина-Пушкина "Очерки Мологского уезда", вышедшая в 1902 году. К истории Мологского края обращался ещё целый ряд учёных, краеведов: С.Дерунов, К.Головщиков, А.Преображенский, А.Субботин, А.Свирщевский, Л.Трефолев, А.Фетюнин и другие. Мологский уезд был четвертым по счету уездом губернии, исследование которого производилось по установленному в 1897 году плану программ оценочно-статистического описания крестьянского хозяйства в губернии.
В 1922 году в Ярославле был издан историко-статистический сборник по Ярославскому краю, где публиковались данные по Мологскому уезду. Автором его был М.Гуревич. Этот сборник должен, по мысли автора, дать в одном издании собрание научных и конкретных наиболее важных историко-статистических материалов по Ярославскому краю, разбросанных по разным изданиям, из которых многие стали библиографической редкостью, другие же, как издания специальные, мало или вовсе не доступны многим, интересующимся вопросами местного края. Нужда в таком сборнике всегда настоятельно ощущались. И.М.Гуревич с этой задачей справился.
Кроме того, много материала о Мологском крае было взято при работе с документами в Рыбинском филиале Ярославского архива. Работа с первоисточниками: протоколами совещаний, заседаний различных комитетов и советов, комиссий Советской власти в Мологском уезде, которые зафиксировали события послеоктябрьского периода из жизни края, помогла более достоверно уяснить и понять обстановку 20-х и 30-х годов. Это и образование различных кооперативных артелей и товариществ, союзов в волостях Мологского уезда, проведение в коллективизации.
Не забыта и местная пресса того времени. Публикации газет "Северный рабочий", "Колхозное междуречье", "Рабочий и пахарь" стали не менее важными документами при воссоздании существующей обстановки при советской власти.
Цель работы: дать анализ экономического развития Мологского уезда за 40 лет, с начала XX века и до 1940 года, когда 20 декабря Указом Президиума Верховного Совета РСФСР Мологский район был ликвидирован как административная единица.
Мологский уезд находился в северо-западной части Ярославской губернии. С северо-восточной стороны он граничил с Пошехонским районом. Восточную границу составлял Рыбинский уезд, а южную - Мышкинский, с западной и северо-западной стороны Мологский уезд соприкасался с Тверской и Новгородской губерниями.
Площадь Мологского уезда по отношению к общей площади Ярославской губернии составляла немногим более одной седьмой части (14,2%, 448,1 квадратных верст) и занимала в губернии второе место. Административно уезд был поделен на 17 волостей: Боронишинская, Брейтовская, Веретейская, Воскресенская, Горобецкая, Грязливецкая, Иловенская, Копорьевская, Леонтьевская, Марьинская, Некоузская, Ново-Троицкая, Покрово-Ситская, Прозоровская, Станиловская, Сутковская, Янская, которые и составляли к началу XX века территорию уезда.
Всего в Мологском уезде к началу XX века насчитывлось 714 селений и 933 земельных общин. Уезд отличался довольно заметным процентом крупных селений. По статистическому исследованию 1899 года коренного приписного населения в уезде было 129547 человек: 61546 мужчин и 68001 женщина. Большая часть крестьян - это бывшие помещичьи, они составляли 69% к общему числу крестьян; очень малый процент (всего 0,1) составляли крестьяне из бывших свободных хлебопашцев.
Возрастной состав мологского крестьянского населения носил те же типичные черты, которые свойственны были отхоже-промысловым местностям северной России. В младших возрастных группах, до 13 лет включительно, численный перевес принадлежал мужской половине, в группах подростков от 14 до 17 лет он уже колеблется и переходит на сторону женщин, которые решительно сохраняют его в течение всего рабочего периода и особенно в старческом возрасте. Причина такой неравномерности в численности полов зависела от более тяжких для мужского населения условий трудовой жизни, губительнее действовавших на их здоровье и жизнь по сравнению с женщинами.
Мологский уезд резко делился на две различные между собой части: северную и южную. Север, расположенный на реках Молога и Шексна, характеризовался значительными распространениями местных промыслов, а также слабой грамотностью. Юг уезда, широко захваченный отхожими промыслами, представлял собой наиболее культурную и грамотную часть уезда.
Основной земельный фонд крестьян заключался в надельной земле. Общая площадь ее равнялась 161100 десятинам удобной и 8484 десятинам неудобной земли. Преобладающими угодьями в составе крестьянского надела являлись пашня и покос, на долю которых приходилось свыше трех четвертей (76,1%) общей надельной площади. Лес занимал сравнительно незначительное пространство: одна восьмая часть всех площадей, а площадь выгонных земель была совсем ничтожной.
Количество скота у крестьянского населения определялось количеством земли, находящейся в пользовании у этого населения: скот должен кормиться от этой земли, для чего надо иметь известную минимальную площадь, с другой стороны, скот должен обрабатывать имеющуюся землю и доставлять известную минимальную массу удобрений для обрабатываемой пашни. В Мологском уезде на 100 наличных хозяйств приходилось скота в среднем: лошадей рабочих - 85 голов, лошадей-подростков - 9 голов, жеребят до одного года - 6 голов, коров и быков - 173 головы, овец - 117 голов, свиней - 12.
Количество наличных хозяйств с 1902 года по 1917 год в уезде растёт. Это объясняется тем, что военные действия повлияли на резкое сокращение отходников, так как кто-то из них был призван в действующую армию, сокращается количество рабочих мест в городах, поэтому часть отходников возвращается в деревню. В результате происходит деление крестьянских хозяйств. Но эти хозяйства экономически намного слабее, так как уменьшается количество скота на семью. Если в 1902 году на 100 крестьянских хозяйств приходилось 95 рабочих лошадей и 171 корова, в 1916 году на те же 100 крестьянских хозяйств приходилось 73 рабочие лошади и 132 коровы.
Из 100 наличных хозяйств занимался посевами хлебов 91 двор. Надельная пашня была разделена на три поля почти поровну. В заливных местностях, расположенных по берегам рек Шексна и Молога, где нельзя сеять озимые хлеба, пашня обычно делилась на два поля, из которых одно засевалось яровой пшеницей, а другое - другими яровыми культурами. Крестьяне Мологского уезда преимущественно сеяли рожь и овёс. И всё же почти половина хозяйств вынуждена была ежегодно прикупать хлеб, несмотря на то, что под первой находилось 16449,4 (37,7%) десятины всей посевной площади надела, а под 2-м 16112,5 десятины (36,9%). Так как средняя урожайность зерновых составляла 8 центнеров с десятины, на одного едока прикупалось по 1,04 пуда на месяц.
И еще одна отрасль земледельческого хозяйства была развита - луговодство. Оно находит для себя в Мологском уезде благоприятные условия, выразившиеся в обилии рек и речек, которые своими разливами создавали великолепные заливные луга, каких очень немного встречается в других регионах.
Самый лучший укос сена и по качеству, и по количеству бывает на пойменных лугах. Так, урожай сена в среднем был на заливных лугах 125,5 пуда с десятины, тогда как на пойменных всего лишь 98,5 пуда. Несомненно, что приведенные цифры стояли далеко ниже действительных и что на хороших пойменных лугах Мологского уезда урожай сена мог достигать от 250 до 400 пудов на десятину.
Нужно отметить, что урожай и на пойменных лугах в Мологском уезде был достаточно высок - 117,6 пуда с десятины. Обилие лугов способствовало тому, что скотоводство в Мологском уезде было более развито, чем хлебопашество. Большое значение имели водный и железнодорожный (1871 год) пути, что делало для крестьян особенно выгодным содержание скота.
У 464 (2,1%) хозяйств имелись пчёлы, причём на каждое приходилось в среднем семь колод пчёл.
Мологский уезд, как писалось выше, имел исключительно сельскохозяйственную специализацию, и главным его достоянием были заливные луга, сочная зелёная трава на которых достигала высоты по грудь человека. Сена здесь собирали по восемь миллионов пудов. Помимо использования на корм скоту, оно считалось и важным предметом сбыта. Мологское сено закупалось в столицы, а также приобреталось для императорской кавалерии.
Крупного рогатого скота в уезде было 40 тысяч голов, мелкого - 35 тысяч и лошадей - 25 тысяч. Только одно междуречье давало 20% всех заготовок губернии по животному маслу. Маслодельни уезда (не считая частных крестьянских хозяйств) производили все вместе 30 000 пудов, или 480000 килограммов сливочного масла.
Многие крестьяне занимались различными промыслами, важное место среди них имел судостроительный. По преданию, в Мологе бывал Петр Первый, и развитие этого промысла связывали с его именем.
Обилие лесов способствовало развитию бондарного промысла, одновременно уезд вёл большую торговлю лесом и дровами.
Кроме того, в Мологском уезде существовал интересный промысел плавки железа из руды, "из кого делают сохи, косули, лемеха, лопаты, топоры, косы, заступы, гвозди и котлы, которые только надобности сельских жителей исправляют, а не продаются". Этот промысел интересен и любопытен ещё тем, что является единственным из металлических промыслов Ярославской губернии, перерабатывающим своё сырьё. Руду добывали в болотистых местах между селом Рыльбовом и деревней Большой Режей. Работали здесь крестьяне Малой и Большой Режи.
Что касается изготовляемой в уезде посуды, то её частью скупали заезжие заготовители из Москвы и Ярославля, а ещё частью она отвозилась мелкими местными скупщиками в Мышкин, Рыбинск, Ярославль, Ростов, Кашин, Бежецк, а также продавалась на базарах в Мологе, сёлах Лацкое, Брейтово, Некоуз и Покровское. А вот корыта отвозились на станцию Харино, где их покупали скупщики и целыми вагонами отправляли в Москву. Отправлялись, кроме корыт, ещё ступы и кадки.
Производством мебели занимались в Брейтовской волости, но она в основном вся расходилась по Мологскому уезду.
Тележным промыслом занимались жители волостей Брейтовской, Веретейской, Грязливецкой, Иловенской, Некоузской, Прозоровской, Сутковской.
Корзинный промысел был развит в Борошниковском и Брейтовском регионах, а производство лопат было налажено в Станиловской волости и Покрово-Ситской.
Судостроительный промысел был распространён в Леонтьевской, Прозоровской, Янской, Покрово-Ситской волостях. Здесь изготавливали лодки различных характеристик: унжаки, мариинки, "лодки", полулодки, третняки, овсянки.
Производство угля было уделом жителей Станиловской, Копорьевской, Янской, Покрово-Ситской и Сутковской волостей.
На западе уезда в Горобецкой волости часть жителей занималась золотобойным промыслом. Они производили сусальное золото и серебро для употребления при золочении и серебрении куполов, крестов, киотов, иконостасов.
Нельзя не сказать и о сказочной мологской природе. Краеведы прошлого отмечают на редкость здоровый климат Мологи, что, как они полагали, обуславливалось положением её на возвышенной, но ровной песчаной местности. Считалось, что чистый сухой воздух помог Мологе избежать эпидемий таких страшных болезней, как чума и холера. Обилие плодороднейших лесов, рыбацкое приволье, необозримые золотые песчаные пляжи, протянувшиеся на много километров вдоль правого берега Волги и левого Мологи, чистая прозрачная вода этих рек, сочная зелёная трава, чуть не скрывающая человека на пойменном Борошниковском лугу, и ни с чем не сравнимый аромат свежего сена, разносившийся по всему городу в пору сенокоса, - всё это привлекало сюда многочисленных столичных дачников.
Для рыбаков в Мологе тоже было настоящее приволье, рыбная ловля была одним из мологских промыслов. Ловили судаков, лещей, голавлей, осетров и стрелядей. Стерлядь длиной в аршин стоила 75-80 рублей, пудовой осётр - 23 рубля, а прочая рыба шла по 1 рублю 50 копеек за пуд.
Особо обращают на себя внимание отхожие промыслы, в Мологском уезде они являлись довольно распространёнными. В отношении характера отхода волости уезда можно разделить, в соответствии с географическими делениями по бассейнам двух главных притоков Волги, на две главные группы:
1) Волости северной половины уезда, то есть лежащие по левую сторону от реки Молога, между этой последней и рекой Шексной, в которых прежде были особенно сильно развиты судоходный и вообще речные промыслы. Все эти волости можно было бы отнести в состав первого района отхожих промыслов.
2) Волости южной половины уезда, лежащие между реками Мологой и Волгой границами Мышкинского и Весьегонского уездов. Здесь преобладающую роль играл отход на дальние, преимущественно столично-торговые, трактирно-питейные и другие промыслы. Через три самых южных волости проходила Рыбинско-Бологовская железная дорога (построенная в 1871 году), которая увозила местных жителей в столицу и дальние губернии.
Для каждой волости были свои причины отхода людей, это:
"многочисленность населения, которая годами всё более увеличивается";
"обилие леса, близость Шексны и Мологи и желание улучшить своё благосостояние";
"сравнительно малые наделы земли",
"выгода отхода, лёгкость заработка, излишек рабочих рук в больших семьях и скудность земельного надела";
"занятие скотоводством, избыток лошадей" и другие.
Большинство крестьян трудились чернорабочими, часть населения сельского общества уходила по торговой части. Много меньше было принято на работы по найму на фабрики и заводы.
Немаловажным фактором, поддерживающим существование отходов, являлся рост самосознания личности в народной среде. Освобождение от крепостной зависимости, давнишнее общение наиболее энергичной части сельского населения с городской жизнью давно пробудило в крестьянстве желание отстоять своё "Я" и выбиться из бедственного и зависимого положения, на которое его обрекали условия деревенской жизни - к достаточному, независимому и почётному.
Такого положения крестьянин мог добиться и достичь скорее всего на стороне, "в Питере", в столицах, там, куда стремится всё способное и предприимчивое. При этом одни, более чистые натуры выбивались вперёд только знанием дела, честностью и сметливостью и, выбившись из нужды, оставались такими же честными тружениками, какими были и ранее, только более независимыми и лучше вознаграждаемыми за свою работу; другие, и видя перед собой примеры успеха в городской жизни людей иных нравственных качеств, не брезговали и средствами сомнительного нравственного достоинства, и их естественное стремление к улучшению своего положения превращалось в "погоню за наживой". Но всё же в основе стремлений тех и других натур лежало желание выйти из того зависимого положения, в котором человек - в сравнении с городским своим положением - находился в деревне.
Кроме того, крестьянин, живя на заработках на стороне, чувствовал себя свободнее, а также равноправнее с лицами прочих сословий, и во многих других отношениях, и поэтому сельская молодёжь всё сильнее стремилась в города.
А теперь обратимся к главному городу - МОЛОГЕ. Небольшой городок Молога, узенький и длинный, представлял собой один из торговых пунктов. Этому способствовало его положение при слиянии двух важных судоходных рек, из которых Молога, имеющая летом ширину от 60 до130 саженей и глубину от 2 до 5 саженей, служила началом одной из трёх главных систем водных сообщений, от Балтийского моря до Каспийского.
От Мологи начиналась так называемая "Тихвинская система", по которой ежегодно проходило от Рыбинска до Петербурга в среднем около 7000 судов с грузами низовых приволжских губерний. По Тихвинской системе, как небогатой водами, ходили суда небольших размеров, удобные по своему устройству для прохода по каналам.
К началу XX века в Мологе было построено 34 каменных дома и 659 деревянных. Из нежилых строений каменных было - 58, деревянных - 51. Численность населения в городе: всего - 7032, из них 3115 мужчин, 3917 женщин.
В Мологе проводились три ярмарки: Афанасьевская (17-18 января), Cредокрестная (в среду и четверг 4-й недели Великого поста), Ильинская - 20 июля.
Привоз товаров на Афанасьевскую ярмарку доходил по своей стоимости до 20000 рублей, а распродажа до 15000 рублей. Остальные же ярмарки не отличались от обычных базаров. Еженедельные торговые дни по субботам бывали довольно оживлёнными только летом.
Ремесел в городе было мало, ремесленников насчитывалось: мастеров - 42, рабочих - 58, учеников -18. Кроме того, около 30 человек занимались постройкой барок.
Из промышленных предприятий в Мологе находились:

винокуренный завод — 2
пряничный — 1
булочный — 1
крендельный — 1
крупяной — 1
маслобойный — 1
кирпичный — 2
свечно- сальный — 1
солодовенный — 1
ветряная мукомольная мельница — 1

Жители главным образом находили себе средства к жизни на месте, хотя и были отлучки на сторону.
Жители слободы Горькая Соль в свободную от полевых работ пору нанимались для сплава барок.
Некоторые из жителей Мологи занимались сельскими работами, арендуя для этого у города пахотные и луговые земли.
Владея достаточным количеством леса, город приходил на помощь беднякам, раздавая им для топлива лес из дачи, находящейся около деревни Дубец в 18 верстах от города.
Кроме того, был огромный луг против города, хорошим и обильным сеном с этого луга пользовались все обыватели, записавшиеся в часть. Косцы нанимались городом, сено же сгребалось самими пайщиками.
Cоветский период истории Мологи невелик по времени - всего 18 лет. Советская власть в городе была установлена 15(28) декабря 1917 года не без определённого сопротивления со стороны приверженцев Временного правительства, но и без какого-либо кровопролития. Последующие годы мало чем отличались от жизни любого провинциального городка послереволюционной России. Не миновал Мологу голод, ставший чувствоваться особенно остро в начале 1918 года.
В связи с проведением в середине 1929 года районирования произошли территориальные изменения в Мологском уезде. На 1 октября 1932 года территория Мологского уезда измерялась в 144,1 тысяч гектаров.
На 1 января 1933 года в Мологском уезде было создано 65 колхозов, в них 6487 хозяйств, что составляло 81,8 процента.
Общая посевная площадь (1932) - 24,5 тыс. га, в том числе в совхозах и колхозах - 3,1 тыс. га (12,7%), в колхозах - 16,8 (68,6%). Посев к площади пашни - 96,4%. Посевы кормовых культур - 5,3 тыс. га (21,6%), семенников луговых трав - 4,7 тыс. га (18,5%), картофеля - 3,1 тыс. га (12,5%), овощей - 0,4 тыс. га (1,6%), зерновых - 10,6 тыс. га, льна - 0,4 тыс. га (1,6%).
Общее количество скота (на весну 1932 года):

лошадей — 5600, в том числе рабочих 5040
крупный рогатый скот — 17396, в том числе коров 9356
овец — 8133
свиней — 1972

Рабочих лошадей на 100 га пашни - 20. Скота на 100 человек сельского населения: коров - 22, овец - 19, свиней - 4,5.
Средняя урожайность на 1931 год составила: озимая рожь - 9,9 ц с га, яровая пшеница - 10,6 ц с га, овёс - 11,6 ц с га, ячмень - 10,5 ц с га, картофель - 110 ц с га, лён (волокно) - 2,7 ц с га, лён (семя) - 2,7 ц с га.
Средний удой коровы за 1931 год 15,2 ц., молочной продукции было произведено 155 тысяч центнеров.
Озимые культуры сеялись в небольших размерах по холмам и буграм, неежегодно заливаемых, однако пашня в районе использовалась весьма интенсивно.
Лугами, по преимуществу заливными, район обеспечен был много выше большинства районов области. Мологский район являлся ведущим для всего междуречья в его специализации по лугопастбищному семеноводству. Здесь семеноводство лугопастбищных трав получило своё начало и наиболее быстрое развитие. Из общей площади семенников в 6,8 тыс. га в 1932 году на долю Мологского района приходилось 4,7 тыс. га.
Объединение крестьянских хозяйств в колхозы послужило базой для реконструкции полеводства путём последовательного расширения посевных площадей за счёт освоения культуры семенников лугопастбищных трав. Этому благоприятствовали и природные условия. В хозяйствах культивировали: вику с овсом, клевер красный, тимофеевку. Это обуславливалось тем, что задачу развития животноводства с подведением под него прочной базы кормов возможно было решить и выполнить лишь при реконструкции полеводства. Попытка такой реконструкции предпринималась ещё в 1926 году. Но ввиду недостатка семян многолетних трав, ввозившихся из-за границы, район часто не мог их получить для засева мелиоративных участков. Второй районный съезд Советов 8 января 1931 года постановил добиться решения вопросов о реконструкции Молого-Шекснинского междуречья путём получения своих семян лугопастбищных трав.
В том же году коллегия Наркомзема СССР признала район Молого-Шекснинского междуречья рассадником семеноводства лугопастбищных трав союзного значения. Всё это требовало разработки комплексных мер по реконструкции междуречья. В этот период были составлены экономические расчёты и определены контрольные цифры выработки сельскохозяйственной продукции.
Трудность освоения новых земель в числе неотложных мер выдвигала задачу механизации сельского хозяйства. В 1931 году в Мологе организуется МТС семеноводческого направления, тракторный парк, у которой в 1933 году насчитывал только 54 единицы, а в целом по району - 78.
Одновременно начинается строительство элеватора для семян лугопастбищных трав, организуется семеноводческий колхоз и техникум. А в следующем, 1932 году, открывается зональная семеноводческая станция. Дело в том, что процесс развёртывания семеноводства луговых трав требовал научно обоснованной базы и организации опытно-исследовательской работы. Станция преследовала цели создания высокоурожайных и высококачественных луговых трав, а также разработку приёмов агротехники и механизации семеноводства. Во всех этих начинаниях были достигнуты ощутимые результаты. Так, площадь лугопастбищных трав с 1930 по 1934 годы увеличивалась в 7 раз и составила уже 29% всей площади (пашни). В этом же году в городе возник промкомбинат, объединяющий электростанцию, мельницу, маслобойный и крахмало-паточный заводы, баню.
Но тогда ещё никто не знал, что всем этим планам в конечном итоге не суждено было сбыться.... 14 сентября 1935 года СНК СССР и ЦК ВКП(б) приняли постановление о сооужении одновременно двух ГЭС, Рыбинской и Угличской. И в этом же году в сентябре в небольшой деревеньке Переборах, под Рыбинском, развернулось строительство и начались подсобно-вспомогательные работы по подготовке строительной площадки. Основное переселение мологжан началось весной 1937 года и длилось четыре года. Много горя и страданий принесла с собой эта стройка века, её зловещее эхо оставшиеся в живых мологжане слышат и сейчас.
На северо-западе Ярославщины с незапамятных времён вольготно несла свои воды река Молога, щедро пополняя матушку Волгу. Молога же и сама питалась от своих сестёр Сити, Себлы и Яны, от других речек и речушек. Много воды утекло с тех пор, а память людская хранит древние события.
Вот уже более 50 лет под водами искусственного моря лежит старинный русский город Молога, который насчитывает многовековую историю. В этом городе многие годы жили и трудились поколения русского народа. Сохранись Молога - и мы сейчас отмечали бы ей 850 лет.
Если совершить небольшой экскурс в историю, то можно заметить, что в лучшую сторону менялась жизнь города Мологи, вместе с ним и всего уезда. Ещё до октября 1917 года начались работы по реорганизации в сельскохозяйственном производстве. Улучшалась культура земледелия, производилась селекция скота, совершенствовалось луговодство. Улучшались условия жизни. И что характерно - эта тенденция была сохранена и в послеоктябрьский период. Новая универсальная порода свиней ("брейтовская") широко распространяется по всей Центральной России. Данный регион занимается и производством семян лугопастбищных трав высшего качества. А в перспективе уже была разработка болот, торф которых имел большую зольность, что позволяло эффективно использовать его в луговодстве. В конце 20-х годов началось строительство узкоколейного железнодорожного полотна, которое соединило бы районный центр Молога со станцией Харино, находившейся на Рыбинско-Бологовской дороге.
Да, много можно было бы сделать на этой исторической земле. Но строительство новой электростанции под Рыбинском навсегда уничтожило одну из страниц русской истории.

СТАРИННЫЕ РУССКИЕ МЕРЫ ИЗМЕРЕНИЯ

1. Аршин — 0,71 м
2. Верста — 1,06 км
3. Вершок — 4,45 см
4. Десятина:
казённая — 1,09 га
владельческая — 1,45 га
5. Локоть — 0,50 м
6. Мера — 26,24 л
7. Миля — 7,468 км
8. Пуд — 16,3 кг
9. Сажень:
маховая — 1,76 м
простая — 2,13 м
косая — 2,48 м
10. Фунт — 400 гр.
11. Четверть:
для сыпучих тел — 209,91 л
для жидкостей — 3,08 л».


#110 Матвей Яблоков

Матвей Яблоков

    Ветеран

  • Ветераны
  • PipPipPipPipPip
  • 2 266 сообщений

Отправлено 02 Февраль 2014 - 21:12

Подскажите, пожалуйста: в ГАЯО есть какие-нибудь сведения об эвакуированных жителях Мологского (уезда) района в 1930-х гг. в другие нас. пункты? Если есть, то где и как найти эти документы?

#111 uystas

uystas

    Ветеран

  • Ветераны
  • PipPipPipPipPip
  • 839 сообщений

Отправлено 02 Февраль 2014 - 22:12

Просмотр сообщенияНатти (16 Декабрь 2009 - 09:26) писал:

В ГАЯО есть фонд Р-3335 - "Переселенческий отдел". Я в нем пыталась найти сведения о переселенцах с затопленных Рыбинским водохранилищем территорий. Оказалось, что там также есть сведения об эвакуированных в Ярославскую область из Ленинграда в годы войны.

Матвей, мне казалось, что из темы переселенцев выделили эвакуированных из Ленинграда в отдельную тему, но саму тему не нашла. Могу и ошибаться.

#112 Darya V

Darya V

    Модератор. Совет ЯрИРО

  • Администрация форума
  • PipPipPipPipPip
  • 26 375 сообщений

Отправлено 02 Февраль 2014 - 22:27

Матвей, выше Русланом написано:

Просмотр сообщенияrsi (29 Декабрь 2012 - 22:55) писал:

В ГАЯО есть фонд переселенческого отдела, и, как мне сказали - ограничений на доступ к нему не стоит.
Вот некоторые дела из него, которые попали в область моих интересов:

Р-3335- 1- 10 акты обследования колхозов и хозяйств переселенцев по районам области. Копии
Р-3335- 1- 14 проекты организации колхозов Ермаковского района
Р-3335- 1- 28 сведения о движении переселенцев и устройстве их на новых местах
Р-3335- 1- 33 списки граждан, переселившихся из Ермаковского района 1938-1941 гг
Р-3335- 1- 46 сведения об учете переселенцев по Некоузскому и Тутаевскому районам за 1939 г.
Р-3335- 1- 51 документы о мероприятиях по переносу зданий  учреждений и жилого фонда и восстановление их на новых местах
Р-3335 -1- 70 отчеты и сведения о хозяйственном устройстве переселенцев за 1940 г.
Р-3335- 1- 71 сведения о движении переселенцев и устройстве их на новых местах т.1
Р-3335- 1- 72 тоже, том 2
Р-3335- 1- 73 документы о переселении из зоны затопления в районы области
Р-3335-1- 75 документы об отправке переселенцев в Ленинградскую область
Р-3335- 1- 76 тоже
Р-3335- 1- 77 документы о переселении в Ленинградскую область (эшелон 3)
Р-3335- 1- 78 тоже (эшелон 6, сборный №2)
Р-3335- 1- 79 тоже (эшелон №5)
Р-3335 1 80 тоже (эшелон №7)
Р-3335- 1- 81 тоже (эшелон №4)
Р-3335 -1- 82 списки переселенцев из зон затопления в пос. Волгострой г.Ярославля и акты обследования их хозяйств
Р-3335- 1- 83 списки переселенцев из зон затопления в пос. им. Куйбышева г.Ярославля и акты обследования их хозяйств
Р-3335- 1- 84 списки переселенцев из зон затопления в пос. Суздальский  г.Ярославля и акты обследования их хозяйств
Р-3335-1- 85 списки переселенцев из зон затопления в пос. Фрунзе г.Ярославля и акты обследования их хозяйств
Р-3335-1- 90 план переселения хозяйств и документы к ним на 1941 г.
Р-3335 -1- 91 сведения о ходе переселения из зоны затопления Рыбинского гидроузла и устройстве переселенцев на новых местах. Янв.-июнь 1941 г.


#113 Ляля

Ляля

    Ветеран

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPip
  • 506 сообщений

Отправлено 03 Февраль 2014 - 09:07

Документы о переселении из Мологского уезда есть и в Рыбинском филиале (это из ответа архива).

#114 Матвей Яблоков

Матвей Яблоков

    Ветеран

  • Ветераны
  • PipPipPipPipPip
  • 2 266 сообщений

Отправлено 03 Февраль 2014 - 12:39

Спасибо. Меня интересуют переселения в Ставропольский край. К сожалению, точного года переселения своих родственников я не знаю, только примерно. Надо у родственницы уточнить, может, она помнит точный год. Скажите, пожалуйста: в ГАЯО или в каком-нибудь другом архиве можно узнать, куда конкретно переселилась семья из зоны затопления в 1930-х гг. в Ставропольский край?

#115 variis

variis

    Ветеран

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPip
  • 111 сообщений

Отправлено 19 Март 2014 - 00:39

Интересует сборник Статистического бюро Ярославского губернского земства 1909 года "ЯРОСЛАВСКАЯ ГУБЕРНИЯ ТОМ III МОЛОГСКИЙ УЕЗД".
Не найдется ли у кого ссылки на его PDF-вид?
Спасибо.

#116 ИрИс

ИрИс

    Председатель ЯрИРО

  • Администрация форума
  • PipPipPipPipPip
  • 3 682 сообщений

Отправлено 29 Март 2014 - 21:53

Северный край 1901 г. 12 мая
О библиотеке и воскресной школе Мологи.

Прикрепленный файл  молога.jpg   85,02К   15 Количество загрузок: Прикрепленный файл  молога2.jpg   61,31К   8 Количество загрузок: Прикрепленный файл  молога3.jpg   76,4К   6 Количество загрузок:


Прикрепленный файл  молога4.jpg   48,82К   10 Количество загрузок:



#117 Вологжанка

Вологжанка

    Ветеран

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPip
  • 512 сообщений

Отправлено 05 Апрель 2014 - 07:32

ВГВ. 1910 год. № 48
Грачев Павел Афанасьев
http://www.booksite.com/...

Прикрепленный файл  грачев.jpg   71,49К   4 Количество загрузок:

#118 Марина Чебаненко

Марина Чебаненко

    Ветеран

  • Ветераны
  • PipPipPipPipPip
  • 13 814 сообщений

Отправлено 13 Июнь 2014 - 00:53

РГАДА. Аннотированный реестр описей. Фонд № 1267. Название фонда - Демидовы.
Фонд 1267. Демидовы. Опись 7. 1787-1828 г.г.
Порядковый №/ Название дел и других единиц хранения/ Даты начала и окончания (крайние даты).

стр. 159
1213. Обязательство мологского купца И.С. Кузнецова о доставке /из Рыбинска/ в Петербург пяти печерских точильных камней /точил/, принятых от караванного приказчика Петра Борисова. 1810 г. 13 авг.

#119 Марина Чебаненко

Марина Чебаненко

    Ветеран

  • Ветераны
  • PipPipPipPipPip
  • 13 814 сообщений

Отправлено 22 Июнь 2014 - 23:01

Лесовик (Петухов) Гордей (Николай) Васильевич

(15.07.1895-22.02.1943)


Прикрепленный файл  Молога. Коммунистическая улица. - Лесовик (Петухов) Г.В..jpg   55,49К   5 Количество загрузок:

Молога. Коммунистическая улица. 1921 г.


*

Прикрепленный файл  Город Молога. Пожарное депо. - Лесовик (Петухов) Г.В..jpg   48,02К   4 Количество загрузок:

Город Молога. Пожарное депо. 1924 г.


-----
Источник: сайт АртРу.инфо

#120 ИрИс

ИрИс

    Председатель ЯрИРО

  • Администрация форума
  • PipPipPipPipPip
  • 3 682 сообщений

Отправлено 19 Июль 2014 - 13:07

http://www.alexanderyakovlev.org/...

«ЖЕЛАЕМ, ЧТОБЫ НАШИ ДЕТИ БЫЛИ ВЕРУЮЩИМИ В БОГА»: Обращения граждан в Св. Собор Православной Российской Церкви и органы советской власти в защиту религиозного образования (1918–1921).

Один из документов приложенных к статье.

Выписка из журнала приходского собрания Мологского Воскресенского собора [Мологского уезда Ярославской губернии]
07.09.1919


Слушали: Доклад Приходского Совета Собранию на утверждение проекта организации Религиозно-Нравственного Просвещения приходских детей и юношества на 1919–1920 учебный год.
На основании показаний опыта пастырских бесед для детей и юношества, устраивавшихся при Соборе в прошлом учебном году, с разрешения местной Советской Власти и на основании существующих распоряжений — дело религиозно-нравственного просвещения детей и юношества на наступающий учебный год целесообразно было бы поставить на следующих основаниях:
I. Главное внимание и заботы в данном отношении должны быть сосредоточены на детях отроческого возраста, совсем не проходивших обязательного для каждого христианина курса огласительного христианского учения.
Для таковых вместо устраивавшихся в прошлом году пастырских бесед полезнее будет открыть в Соборном храме правильно организованные уроки религиозного обучения, с наименованием их — по примеру Первенствующей Церкви — Огласительной или Катехизической Школой.
Дети же и юноши, в свое время прошедшие названный курс, могут быть оставлены без особого наставления, на общем положении с прочими взрослыми членами Церкви».
Приходской Совет предусмотрел и такую ситуацию: в случае их желания получить более обширные познания в области богословских наук, могут быть открыты при Соборе отдельные богословские курсы по специальным богословским предметам, как то: Христианской Апологетике, Церковной Истории, Нравственному Богословию, изъяснению Священного Писания и др.
II. Положение о проектируемой «Огласительной или Катехизической Школе» слагается из следующих статей:
1. Основную цель Огласительной Школы составят преподавание христианским детям, крещенным в младенчестве, обязательного для каждого христианина курса оглашения, т.е. начального наставления в Истинах Христианской Веры и нравственности, и вообще подготовление их к достойному вступлению в звание верных, истинно просвещенных и преданных членов Церкви.
2. В школу принимаются дети обоего пола, не проходившие курса оглашения, в возрасте не менее 7 лет.
3. В курс Огласительной Школы входят предметы: а) Закон Божий — по программе бывшей двухклассной церковно-приходской школы, б) Церковно-Славянское чтение — с целью подготовления детей к участию в Церковном чтении за богослужениями и научения их переводу славянской речи на русский язык, в) Церковное пение, — с целью приучения детей к участию в церковном пении за богослужениями.
4. Школа имеет помещение в Соборном храме, занятия в ней производятся в воскресные дни или в часы, свободные для детей от занятий в светских училищах.
5. Обучение в школе продолжается 3 года.
6. Школа находится в ведении Прихода и органов его управления — Приходского Собрания и Приходского Совета. Им принадлежат вопросы: об открытии и закрытии училища, о средствах на содержание, о приглашении преподавателей, установление платы за обучение, рассмотрение и утверждение сметы1.

ГАРФ. Ф. А-353. Оп. 2. Д. 719. Л. 147–152. Подлинник. Машинопись.

#121 pirogov

pirogov

    Активный участник

  • Пользователи
  • PipPipPip
  • 32 сообщений

Отправлено 24 Июль 2014 - 14:17

Кто знает, куда переселяли жителей Мологского уезда Веретейской волости?
Приход Шумарово. Деревни – Нагишино, Ступоцкая, Добрени, Починки?

#122 Ляля

Ляля

    Ветеран

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPip
  • 506 сообщений

Отправлено 24 Июль 2014 - 14:28

Вроде каких-то дальних родственников переселили в Рыбинск или около него. У меня приход тот же, но деревня Паленка.

#123 Ольга Ш

Ольга Ш

    Ветеран

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPip
  • 234 сообщений

Отправлено 02 Август 2014 - 15:43

Музею грозит участь Мологи - http://gazeta-rybinsk.ru/...

#124 Миллер Сергей

Миллер Сергей

    Члены ЯрИРО

  • Члены ЯрИРО
  • PipPipPipPipPip
  • 758 сообщений

Отправлено 10 Август 2014 - 21:14

Чтобы помнили... - http://www.dni.ru/...

В Ярославской области всплыл древний город

17:47 / 10.08.2014

Изображение
Фото: youtube.com

В Ярославской области из-за уменьшения уровня воды на Рыбинском водохранилище оказался на поверхности полностью затопленный 70 лет назад город Молога. Уже видны фундаменты домов, стены церквей и других городских зданий.

В 1940 году город Молога, располагавшийся в 32 километрах от Рыбинска и 120 километрах от Ярославля, был полностью затоплен. Причиной послужило строительство Рыбинской гидроэлектростанции. Некоторые очевидцы утверждают, что 294 мологжанина отказались покидать свои дома, а рабочие, зная это, начали затопление.

Спустя 74 года затонувшая "Русская Атлантида" из-за резкого обмельчания воды оказалась на поверхности, сообщает ИТАР-ТАСС. 12 августа бывшие мологжане вместе со своими детьми и внуками планируют отправиться на теплоходе навестить свой родной город. Председатель общественной организации "Землячество мологжан" Валентин Блатов рассказал, что бывшие жители собираются каждую вторую субботу августа с 1972 года и ездят навещать затопленный город. Они спускают на воду цветы и венки, а священники служат молебен на теплоходе.

Молога была основана в 1149 году и считалась важным административным центром в Древней Руси. В середине 13 века на земли утонувшего города пришел князь Юрий II, чтобы собрать войска против монголо-татар. До самой революции 1917 года город являлся важной торговой точкой, здесь было сосредоточено зажиточное купечество. Он располагался на перекрестке важных торговых путей – рек Шексны, Мологи и Волги. Одним из самых знаменитых продуктов, производимых в купеческом центре, было сливочное масло и молочные продукты. Их поставляли во многие крупные российские города.

#125 Матвей Яблоков

Матвей Яблоков

    Ветеран

  • Ветераны
  • PipPipPipPipPip
  • 2 266 сообщений

Отправлено 10 Август 2014 - 22:39

Цитата

...
Спустя 84 года затонувшая "Русская Атлантида"  ...

Ошибка. Правильно: спустя 74 года, т. к. Мологу затопили в 1940 году.

#126 Миллер Сергей

Миллер Сергей

    Члены ЯрИРО

  • Члены ЯрИРО
  • PipPipPipPipPip
  • 758 сообщений

Отправлено 10 Август 2014 - 22:53

За подсказку - спасибо, но все вопросы - к ИТАР-ТАСС, из авторского текста - строку не изменишь...

#127 Тимур Бикбулатов

Тимур Бикбулатов

    Светлой памяти... 21.02.1972–17.07.2018

  • Ветераны
  • PipPipPipPipPip
  • 1 924 сообщений

Отправлено 11 Август 2014 - 01:16

Окончательно затопили в 1941, начали в 1939. И на фото, по-моему, не Молога

#128 Евгений Воронин

Евгений Воронин

    Администратор. Совет ЯрИРО

  • Главные администраторы
  • PipPipPipPipPip
  • 5 700 сообщений

Отправлено 11 Август 2014 - 01:25

Фото, если память не изменяет, вообще из фильма "Калина красная". Т.е. 1974 год :)
Фотография точно не из сегодняшнего дня. Одно слово - журналистика. Лишь бы что воткнуть.

#129 Darya V

Darya V

    Модератор. Совет ЯрИРО

  • Администрация форума
  • PipPipPipPipPip
  • 26 375 сообщений

Отправлено 11 Август 2014 - 01:30

Просмотр сообщенияТимур Бикбулатов (11 Август 2014 - 01:16) писал:

И на фото, по-моему, не Молога

Не Молога, конечно!!! Изображение

Это церковь Рождества Христова в бывшем селе Крохино. Вологодская область, Белозёрский район. Шекснинское водохранилище.
http://yandex.ru/...

Например, вот фото -
Прикрепленный файл  Церковь Рождества Христова в селе Крохино.jpg   130,94К   0 Количество загрузок:
источник>>

И тут множество её видов:
http://temples.ru/...
http://sobory.ru/...

Просмотр сообщенияЕвгений Воронин (11 Август 2014 - 01:25) писал:

Одно слово - журналистика. Лишь бы что воткнуть.

Увы.

#130 Елена Денисенко

Елена Денисенко

    Ветеран

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPip
  • 1 879 сообщений

Отправлено 11 Август 2014 - 14:50

Вчера по радио услышала новость, что город Молога вышел из-под воды и обнажились улицы.

#131 Darya V

Darya V

    Модератор. Совет ЯрИРО

  • Администрация форума
  • PipPipPipPipPip
  • 26 375 сообщений

Отправлено 11 Август 2014 - 15:09

Цитата

...город Молога вышел из-под воды и обнажились улицы.

Кстати, в городе Калязине Тверской области весной было то же самое!!!
Угличское водохранилище обмелело настолько, что до знаменитой затопленной колокольни ходили (!) по пересохшему дну Волги.

http://www.1tv.ru/...
"Ни жители Калязина, ни туристы ничего такого ещё не видели..."

http://калязин1775.рф/...
"Вода отступила настолько, что можно было ходить пешком по территории, которая несколько десятилетий была покрыта водой и хранила свою историю. Здесь очень хорошо сохранились фрагменты булыжной мостовой, дороги, ведущей от реки к монастырским воротам..."

http://www.newsfiber.com/...
"Старинные монеты, обломки копий, кресты и древние захоронения были найдены на Угличском водохранилище в городе Калязине Тверской области после того, когда из-за сброса воды появилась затопленная в тридцатые годы часть города. Видимыми оказались фундаменты Никольского собора, жилых домов и булыжных мостовых...
Пожалуй, только ленивый в эти дни не вышел на берег Волги и не прогулялся по дышащей историей почве, много лет скрытой под водой..."

http://cr2.livejournal.com/...
"60 лет живу в Калязине, а такого не видела никогда", - говорит местная жительница.
Ситуация на волжских водохранилищах-морях и правда не очень обычная и привычная. И дело даже не в том, что спустили воду, а новой с половодьем не поступило. Спускали её и раньше. Но в этом году мало снега. Зима, как известно, пришла поздно, ушла рано..."

-----
От Калязина, например, до Углича - 40 минут на машине.
Это для ориентира пишу. Очень близко от Ярославской области. (А уж до границы с ней - вообще 20 минут.)

#132 Миллер Сергей

Миллер Сергей

    Члены ЯрИРО

  • Члены ЯрИРО
  • PipPipPipPipPip
  • 758 сообщений

Отправлено 12 Август 2014 - 10:35

Возможно, уместно будет размещение статьи по затопленным городам России - http://www.aif.ru/...

Исчезнувшая история: 7 затопленных российских городов

15:54 11/08/2014
Кирилл Яблочкин
  

Изображение
Весьегонск во время наводнения © / Grinski /Commons.wikimedia.org
Из-за маловодья на поверхности Рыбинского водохранилища оказался затопленный в 1940 году город Молога. АиФ.ru вспоминает историю российских городов, ушедших под воду.   

     
В СССР множество городов было затоплено в 1930–1950-х годах во время строительства гидроэлектростанций. В зону подтопления попало 9 городов: 1 на реке Обь, 1 на Енисее и 7 на Волге. Какие-то из них были затоплены полностью (как, например, Молога и Корчева), а какие-то частично (Калязин). Многие города были отстроены заново, причём для некоторых это стало рывком в развитии: например, Ставрополь (или Ставрополь-на-Волге) из небольшого посёлка превратился в город с населением в 700 тысяч жителей, который сегодня называется Тольятти.  

Калязин — один из самых известных затопленных городов России. Первые упоминания о селе Никола на Жабне относятся к XII веку, а после основания в XV веке Калязинско-Троицкого (Макарьевского) монастыря на противоположном берегу Волги значение поселения возросло. В 1775 году Калязину был присвоен статус уездного города, а с конца XIX века в нём начинается развитие промышленности: валяльного дела, кузнечного промысла, судостроения. Город был частично затоплен в ходе создания Угличской гидроэлектростанции на реке Волге, строительство которой велось в 1935–1955 годах. Был утрачен Троицкий монастырь и архитектурный комплекс Николо-Жабенского монастыря, а также большая часть исторической застройки города. От неё осталась только торчащая из воды колокольня Никольского собора, которая стала одной из главных достопримечательностей центральной части России.

Изображение
Калязин. Фото: Commons.wikimedia.org / Magnus Manske   

Молога является самым известным городом, полностью затопленным во время строительства Рыбинского водохранилища. Это довольно редкий случай, когда поселение не было перенесено в другое место, а ликвидировано полностью: в 1940 году его история прервалась. Деревня Молога была известна с XII–XIII века, а в 1777 году она получила статус уездного города. В XIX веке здесь был построен Афанасьевский монастырь и несколько церквей. С приходом советской власти город стал райцентром с населением около 6 тысяч человек. Молога насчитывала около сотни каменных домов и 800 деревянных. После того, как в 1936 году было объявлено о грядущем затоплении города, началось переселение жителей. Большая часть мологжан поселилась надалеко от Рыбинска в посёлке Слип, а остальные разъехались по разным городам страны. С 1960 годов Рыбинске проходят встречи мологжан, на которых они вспоминают свой утерянный город.  
  
Изображение
Молога, 1910 год. Фото: Commons.wikimedia.org / Berillium

Корчева является вторым (и последним) полностью затопленным городом в России, который после этого прекратил свое существование. Это село в тверской области находилось на правом берегу реки Волги, по обе стороны реки Корчевки, недалеко от города Дубна. В летописях село упоминается с XVI века, а статус города оно получило в 1781 году. К 1920-м годам население Корчевки составляло 2,3 тысячи человек. В основном здесь были деревянные здания, хотя имелись и каменные строения, в том числе три церкви. В 1932 году правительством был одобрен план строительства канала «Москва-Волга», и город попал в зону затопления. 2 марта 1937 года центр Конаковского района был перенесён в Конаково, сюда же переселили и жителей Корчева. Сегодня на незатопленной территории Корчева сохранилось кладбище и одно каменное здание — дом купцов Рождественских.  

Изображение
Корчева, начало XX века. Фото: Commons.wikimedia.org / Андрей Сдобников

Город Пучеж существует и по сей день, но вся его старая часть ушла под воды Горьковского водохранилища в 1955–1957 годах. Село упоминается в источниках с XVI века. Его жители занимались торговлей, рыболовством, огородничеством. В 1793 году слобода стала посадом, а в первой половине XIX века здесь был центр найма бурлаков. В 1862 году здесь была построена льнопрядильная фабрика. В 1955–1957 годах в связи с грядущим затоплением города было принято решение о переносе Пучежа на более высокое место. Часть деревянных зданий была перенесена в новый город, а все каменные постройки были разрушены. Отстроенный заново город существует и сегодня: на 2014 год его население составляет 7624 человек.

Весьегонск, затопленный в 1939 году в связи с созданием Рыбинского водохранилища, известен с 1564 года. В те времена на месте будущего города находилось село Весь Ёгонская. В XVI–XIX веках это поселение было важным торговым центром. Здесь продавали и покупали соль, воск, хмель, рыбу, пушнину и многое другое. С 1796 года Весьегонск — заштатный город Тверской губернии, а с 1803 года — уездный город. Он упоминается в «Мёртвых душах» Н. Гоголя как пример захолустного уездного городка: «…И пишет суд: препроводить тебя из Царевококшайска в тюрьму такого-то города, а тот суд пишет опять: препроводить тебя в какой-нибудь Весьегонск, и ты переезжаешь себе из тюрьмы в тюрьму и говоришь, осматривая новое обиталище: "Нет, вот весьегонская тюрьма будет почище: там хоть и в бабки, так есть место, да и общества больше!"». К 1930 году в Весьегонске жило около 4 тысяч человек. Во время затопления полностью уничтожена территория старого города, а новая застройка была размещена южнее, на колхозных землях. При этом город был понижен в статусе до рабочего села. Вновь статус города Весьегонск получил в 1953 году. От старой застройки здесь сохранились только ансамбли Троицкой и Казанской церквей и кладбищенская церковь Иоанна Предтечи.
  
Изображение
Весьегонск, начало XX века Фото: Commons.wikimedia.org / Grinski

Ставрополь (неофициальные названия — Ставрополь-Волжский или Ставрополь-на-Волге), город в Самарской области, был основан в 1738 году как крепость. Количество жителей сильно колебалось: в 1859 году здесь жило 2,2 тысячи человек, к 1900 году — около 7 тысяч, а в 1924 году население уменьшилось настолько, что город официально стал селом (статус города возвращён в 1946 году). На момент затопления в 1950-х годах в Ставрополе проживало около 12 тысяч человек. Город был перенесён на новое место, а в 1964 году его переименовали в Тольятти. Бурное развитие города связано с появлением здесь крупных промышленных предприятий («Волгоцеммаш», «КуйбышевАзот» и «КуйбышевФосфор» и др.).
  
Изображение
Речной порт в современном Тольятти. Фото: Commons.wikimedia.org / ShinePhantom

Город Куйбышев (Спасск-Татарский) упоминается в летописях с 1781 года. Во второй половине XIX века здесь было 246 домов, 1 церковь, а к началу 1930-х здесь жило 5,3 тысячи человек. В 1936 году город был переименован в Куйбышев. В 1950-х годах он оказался в зоне затопления Куйбышевского водохранилища и был полностью отстроен на новом месте, рядом с древним городищем Булгар. С 1991 года он был переименован в Болгар и вскоре имеет все шансы стать одним из главных туристических центров России и мира. В июне 2014 года древнее городище Булгар (Болгарский государственный историко-архитектурный музей-заповедник) было включено в список всемирного наследия ЮНЕСКО.

Изображение
Волга у Болгара. Фото: Commons.wikimedia.org / Untifler

#133 Wanderer

Wanderer

    Ветеран

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPip
  • 276 сообщений

Отправлено 12 Август 2014 - 12:52

А никто из форумчан не собирается нынче посетить Мологу? Было бы интересно узнать об увиденном из первых уст!

#134 Andko

Andko

    член ЯрИРО, СВРТ

  • Администрация форума
  • PipPipPipPipPip
  • 1 817 сообщений

Отправлено 13 Август 2014 - 09:03

Меня приглашали какие-то киношники из Рыбинска, но у меня времени нет с ними съездить...

#135 Татьяна Фомина

Татьяна Фомина

    Ветеран

  • Ветераны
  • PipPipPipPipPip
  • 1 485 сообщений

Отправлено 19 Август 2014 - 12:12

На сайте http://fedorohotnick...com/108748.html - о Мологе

#136 FMA

FMA

    Ветеран

  • Ветераны
  • PipPipPipPipPip
  • 1 710 сообщений

Отправлено 28 Август 2014 - 16:07

Календарь Ярославской губернии на 1879 год
План г. Мологи

Прикрепленный файл  План города Мологи.jpg   225,66К   12 Количество загрузок:

#137 Марина Чебаненко

Марина Чебаненко

    Ветеран

  • Ветераны
  • PipPipPipPipPip
  • 13 814 сообщений

Отправлено 25 Сентябрь 2014 - 01:51

ЯГВ № 7, 1833 г., стр. 141 – Частные известия.
Продаются разной величины 15 старых и новых лодок, отличных по своей крепости и чистой отделке. Видеть оные и о цене узнать можно в селе Городке, что на Шексне, в Мологском уезде.

Продается пустошь, особняк, 42 десятины, Новгородской губернии, Кириловского уезда, при реке Шексне с лесом, из коего строятся барки, с пашнею, отдаваемою в кортому ближайшей деревни Шадреца казенным крестьянам, и сенными покосами, на которых накашивается сена до 400 пуд; с рыбными ловлями на реке Шексне, протекающей на две версты по сему владению. Внутри самой пустоши протекает изобильная водою река Сизьма и в том же имении впадает в реку Шексну. На реке Сизьме удобно устроить мельницу, а на самом устье оной и в нескольких саженях от реки Шексны выстроена харчевня, при коей весною множество скопляется барок, спускаемых по реке Сизьме в реку Шексну, а летом во время судоходства останавливаются все суда, идущие в верх, как для корму лошадей, так и для перевоза оных чрез Сизьму на казенном пароме. Оная пустошь и харчевня от Ниловецких порогов отстоит в 8 верстах, а от Славянских гряд в одной версте. Желающие купить, или взять в арендное содержание в годы пустошь и харчевню, могут  узнать об условиях от управляющего имением княгини Шаховской кол. секр. Василья  Иванов. Линдельвальда в селе Городке, что на Шексне, Мологского уезда.

* * *
Прибавление к ЯГВ № 1 от 1 января 1837 г. С. 11.

В прошлых 1833, 1834 и 1835 годах было от меня публиковано в Ярославских, Московских и Санкт-Петербургских ведомостях и в Земледельческой газете о изобретенных мною машинах, в числе коих и о сушильной машине, для запаривания и сушения овса на крупу, и для рощения и сушения в оной солодов, а равно и о мельнице на восемь пар крупяных жерновов, силою в две лошади изобретенной мною, в замену ручного молотья, каковые машины в последствии были устроены мною в натуре Мологского уезда, в селе Городке. А как многие г.г. заводчики крупяного изделия осматривали оные устроенные машины при мне и в отсутствие мое, то в предосторожность, для избежания процессов, сим и публикую, дабы означенных машин: сушильной и мельницы, без дозволения моего, у себя никто не устроивал, изобретение которых и улучшение при устройстве, мне стоило большого труда и иждивения, и на кои я по праву принадлежности изобретения, намерен вслед за сим испросить, где следует, законные привилегии.

Коллежский секретарь Василий Иванов Линденвальд.


* * *
РНБ: Земледельческая газета № 10, февраля 4 дня, 1838. Объявление: О машине, для сушки сыромолотных зерен и корней: турнепса, репы и сахарной свекловицы. - Стр. 80

"Если кому из г.г. заводчиков свекло-сахарного производства, угодно получить подробные сведения  о моей машине, или иметь несколько образцов сушеных зерен и  корней, то прошу относиться ко мне  о сем писменно: Моложского уезда, в село Городок. Вместе с сим извещаю. что пробы сушеных машиною хлебных зерен и корней, турнепса и свекловицы, можно видеть в Москве, Серпуховской части 4 квартала в доме № 639, что за Калужскими воротами против градской больницы, у домоправителя Виноградова. где  в непродолжительном времени  установится и модель машины, для показания, сушки сырых зелен и свекловицы на опыт."

Коллежский секретарь Василий Иванов Линденвальд.



#138 Марина Чебаненко

Марина Чебаненко

    Ветеран

  • Ветераны
  • PipPipPipPipPip
  • 13 814 сообщений

Отправлено 25 Сентябрь 2014 - 01:53

ЯГВ № 7, 1833 г., стр. 159, 160 – Частные известия.
От Ярославского губернского правления объявляется, что по иску полковника и кавалера Андрея Чистякова в 20000 руб. с интересы и по приговору Мологского уездного суда продаваться будет недвижимое имение из дворян титулярной советницы Александры Сеченовой, состоящее Ярославской губернии, Мологского уезда в селе Борку Лотошкине: господский деревянный ветхий дом, с надворною и огуменною деревянною постройкою, двумя хлебными амбарами с хлебом, и с имеющеюся в доме в малом количестве мебелью; в оном селе дворовые люди: ревизских с новорожденными мужеска 2, женска 2, крестьян в оном же селе и сельце Иерусалимове, всего ревизских с новорожденными мужеска 30, женска 27 душ; крестьяне сии находятся издельными; господской усадебной земли: пашенной 15, под сенными покосами 5, под дровяным лесом 20, неудобной 700 дес., под усадебною постройкою полдесятины, мера земли, описным крестьянам принадлежащей, по случаю чрезполосного с прочими разновотчинными крестьянами оного владения, неизвестна; высевается же у них хлеба: ржи 5, овса 30, пшеницы 2, ячменю 1 с полов. , семени льняного и конопляного 2 четверти, сена накашивается до 200 возов; по описи показан доход 1000 рублей, имение оценено в 10649 руб., торг открыт будет сего 1833 года апреля  17 числа в Ярославском губернском правлении, где можно видеть подробную опись и оценку имению.

#139 Darya V

Darya V

    Модератор. Совет ЯрИРО

  • Администрация форума
  • PipPipPipPipPip
  • 26 375 сообщений

Отправлено 27 Сентябрь 2014 - 02:26

Город Молога
из атласа Менде (1850-е годы)

Прикрепленный файл  Город Молога на карте Менде (NWC-3_2).jpg   318,52К   31 Количество загрузок:
Фрагмент карты Kartoved NWC-3_2

(здесь - в оригинальном размере)



#140 Тимур Бикбулатов

Тимур Бикбулатов

    Светлой памяти... 21.02.1972–17.07.2018

  • Ветераны
  • PipPipPipPipPip
  • 1 924 сообщений

Отправлено 11 Октябрь 2014 - 14:55

Памятная книжка Ярославской губернии на 1898 год, стр. 138-140

Список дворян землевладельцев Ярославской губернии.

6. Мологский уезд
Прикрепленный файл  Землевладельцы Мологского уезда - 3.JPG   342,95К   108 Количество загрузок:Прикрепленный файл  Землевладельцы Мологского уезда - 2.JPG   353,71К   69 Количество загрузок:Прикрепленный файл  Землевладельцы Мологского уезда -1.JPG   312,88К   53 Количество загрузок:




Количество пользователей, читающих эту тему: 0

0 пользователей, 0 гостей, 0 анонимных

  Кольцо генеалогических сайтов Всероссийское Генеалогическое Древо
Яндекс цитирования