Перейти к содержимому

Уважаемые участники! Станьте меценатами - поддержите Сайт и Форум ЯрИРО! Яндекс-деньги: 41001168482314. WebMoney: R924817598648 Z316300121482 >>>

Заседание Ярославского историко-родословного общества состоится 21 октября. Точные место и время будут объявлены ближе к событию. Обсуждение на Форуме >>>

Дневниковые записи крестьян

дневники Артынов Ловков крестьяне

  • Авторизуйтесь для ответа в теме
Сообщений в теме: 4

#1 Евгений Воронин

Евгений Воронин

    Администратор. Совет ЯрИРО

  • Главные администраторы
  • PipPipPipPipPip
  • 7 845 сообщений

Отправлено 04 Февраль 2014 - 09:39

На днях посмотрел прелюбопытнейший фильм "Вонифатий. Семь лет, которые не потрясли мир".
Фильм рассказывает о дневнике русского крестьянина из села Спас-Мякса Пошехонского уезда
Вонифатия Ивановича Ловкова, обнаруженного в феврале 1996 года на развале Сенной площади
Санкт-Петербурга писателем Валерием Колодяжным:



Документ ценен не только простотой разговора автора с читателем (рассказывает очень многое и без утайки,
описывая даже личные переживания), но и богатым словарём русского крестьянства того времени.

#2 AGP21

AGP21

    Совет ЯрИРО

  • Администрация форума
  • PipPipPipPipPip
  • 3 665 сообщений

Отправлено 04 Февраль 2014 - 21:37

Я писал на нашем форуме об этом фильме в 2009 году :)
http://forum.yar-gen...379

#3 ИрИс

ИрИс

    Председатель ЯрИРО

  • Администрация форума
  • PipPipPipPipPip
  • 2 689 сообщений

Отправлено 08 Июнь 2014 - 10:45

В вышедшем сборнике "XIII Тихомировские краеведческие чтения.Материалы научной конференции" (Ярославль, 21—22 октября 2011 года) Ярославский государственный историко-архитектурный и художественный музей-заповедник: Я., 2012. опубликовано исследование Н. В. Артемьевой "ДНЕВНИКИ КРЕСТЬЯНИНА П. В. БУГРОВА ИЗ СОБРАНИЯ ЯРОСЛАВСКОГО МУЗЕЯ-ЗАПОВЕДНИКА КАК ИСТОРИЧЕСКИЙ ИСТОЧНИК".

"Данное исследование посвящено дневникам крестьянина Ярославской губернии Павла Васильевича Бугрова, который в 1900–1934 гг. методично фиксировал в них события своей жизни, жизни своей семьи и деревни.

Собственно дневников в архиве 41 единица.
Первая запись в дневниках датирована 1 января 1900 г., последняя — 6 июля 1934 г.
В целом дневники дают довольно полное представление о жизни крестьянина Ярославской губернии Даниловского уезда Боровской волости деревни Вороксы Павла Васильевича Бугрова и его семьи в 1900–1934 гг. Они являются ценным источником многоуровневой информации.

Дневники чётко структурированы автором, имеют разделы: дневники до 1918 г. содержат сведения о «приходе», «расходе», «событиях разных» и др.; после покупки домашних животных появляется раздел «Скотина». В эти разделы заносились все расходы и доходы семейства Павла Бугрова за год с удивительной подробностью и скрупулёзностью.

Статья «Расходы» даёт представление о быте крестьянской семьи на протяжении почти 35 лет, основных направлениях трат.
Под статьей «Роскошь» в дневнике за 1906 г. обозначены расходы на вино, изюм, чернослив и табак. Встречается запись о «напрасных расходах» — пропил 20 копеек. Записываются и суммы, проигранные в карты.
Особо следует остановиться на такой статье дневников, как «События» или «Летопись событий». Здесь П. В. Бугров записывал сведения о происшествиях в деревне, болезнях скота, рождении детей, крестинах, смертях, болезнях в семье, учёбе детей.

Дневники можно рассматривать и как уникальный источник для изучения истории деревни Вороксы, например истории её застройки с особенностями установки домов; встречаются сведения о пожарах с перечислением сгоревших домов и упоминанием фамилий их хозяев; перечислены умершие в деревне за несколько лет, часто с указанием причин смерти и небольшим некрологом, что позволяет частично представить демографическую картину; присутствуют записи об ушедших в 1914 г. из деревни на Первую мировую войну, убитых, раненых с указанием места службы.

Дневники также выступают как источник метеорологических и фенологических сведений. В ранних дневниках наблюдения о погоде не систематичны, отрывочны (записи о вскрытии и замерзании Волги, уровне воды в реке). С 1920-х гг. в дневниках появляются ежедневные наблюдения за погодой и более подробные фенологические данные (о прилёте разных видов птиц, начале кваканья лягушек и т. д.)".

Я привела цитаты из исследования. Тому, кто этим заинтересуется, можно прочитать саму статью в сборнике или сами дневники в фондах музея-заповедника.

#4 Марина Чебаненко

Марина Чебаненко

    Ветеран

  • Ветераны
  • PipPipPipPipPip
  • 10 027 сообщений

Отправлено 10 Сентябрь 2017 - 13:32

Цитата

Тому, кто этим заинтересуется, можно прочитать саму статью в сборнике

Просмотр сообщенияЯрослав Кузьменко (06 Сентябрь 2017 - 23:21) писал:

Эти дневники меня заинтересовали, так как мой отец, дед, прадед, прапра- и прапрапрадед, все Бугровы, уроженцы деревни Ворокса. Может кто-то подскажет, можно ли с этими записями ознакомиться, есть ли они в оцифрованном виде, доступны ли они через АИС?

Ирина Исматилаевна ответьте, пожалуйста, Ярославу, где можно найти сборник, чтобы прочитать статью?

#5 ИрИс

ИрИс

    Председатель ЯрИРО

  • Администрация форума
  • PipPipPipPipPip
  • 2 689 сообщений

Отправлено 10 Сентябрь 2017 - 15:54

Статью из сборника размещаю. Сам сборник можно взять в областной библиотеке.
УДК 908(470.316)
Н. В. Артемьева
ДНЕВНИКИ КРЕСТЬЯНИНА П. В. БУГРОВА ИЗ СОБРАНИЯ ЯРОСЛАВСКОГО МУЗЕЯ-ЗАПОВЕДНИКА КАК ИСТОРИЧЕСКИЙ ИСТОЧНИК
Данное исследование посвящено дневникам крестьянина Ярославской губернии Павла Васильевича Бугрова, который в 1900–1934 гг. методично фиксировал в них события своей жизни, жизни своей семьи и деревни. Определено место этого комплекса документов из собрания Ярославского музея-заповедника в ряду аналогичных источников личного происхождения и его значение для реконструкции жизни и быта крестьянства Ярославской губернии на протяжении длительного времени.

В последние десятилетия в исторической науке всё больший интерес вызывает ≪микроистория≫, интерпретирующая общемировые явления через призму характеристики отдельной личности, интереса к жизни отдельно взятого человека. В этом контексте особую ценность приобретают документальные источники личного происхождения, которые содержат описание взглядов, бытовой повседневности человека, его отношения к действительности. К таким документам относят мемуары (в узком смысле слова), записки, записные книжки, автобиографии и дневники, которые ≪…отличает предельная искренность, откровенность высказывания≫
Данное исследование посвящено дневникам крестьянина Ярославской губернии Павла Васильевича Бугрова из собрания Ярославского музея-заповедника (фонд документов личного происхождения). Дневники представляют интерес для исследователей как один из источников реконструкции жизни и быта крестьянства Ярославской губернии на протяжении длительного времени, т. е. в динамике.
Цель настоящей работы — на основе анализа комплекса дневников П. В. Бугрова выявить его особенности как исторического источника, определить ценность дневниковых записей для изучения быта и мировосприятия ярославского крестьянина, а также определить их место среди документов подобного рода.
Дневники хранятся в составе объёмного архива крестьянина, который содержит 327 единиц хранения и состоит из разнообразных документов: долговых расписок, подписок на газеты и журналы, квитанций страховых сборов, страховок на недвижимое имущество, расчётных книжек, кредитных билетов различным номиналом (от 1 рубля 1898 г. до расчётного знака РСФСР в
25 000 рублей 1921 г.). В отдельный блок можно выделить документы, касающиеся приёмного сына Павла Васильевича — Григория: письма к отцу во время службы Григория на Балтийском флоте, личные документы. В целом разнообразие и многочисленность материалов, находящихся в архиве, свидетельствуют об особой щепетильности автора и его потомков, сохранивших документы.
Собственно дневников в архиве 41 единица. Следует отметить, что крестьянские дневники, как и крестьянские архивы, — не уникальное явление в исторической науке, часть их уже изучена и опубликована. И всё же, дневники не так распространены, как автобиографии или воспоминания крестьян. Ценность дневников П. В. Бугрова среди аналогичных источников несомненна и определяется их количеством, целостностью всего комплекса (в датировке дневников нет временных пропусков, книжки следуют строго по годам), а также широкими временными рамками, в течение которых велись записи. На протяжении почти 34 лет Павел Бугров методично вносил в свои ≪памятные книжки≫ события своей жизни и жизни своей семьи. Время, в течение которого велись записи, — переломное в истории Российского государства.
Дневники позволяют за довольно большой отрезок времени проследить и оценить жизнь крестьянина, его быт, мировосприятие; отметить изменения, происходящие в жизни как отдельно взятого человека, его семьи, односельчан, так и целой страны, глазами представителя самой большой социальной группы населения.
Первая запись в дневниках датирована 1 января 1900 г., последняя — 6 июля 1934 г. Из записей следует, что дневники Павел Бугров начал вести с 1897 г., но первые книжки были утеряны ≪из-за расходу с женой≫.
Дневники представляют собой книжки небольшого формата (порядка 17,3 11,3 см), в основном изготовленные автором самостоятельно (бумага нарезана, расчерчена, самодельно изготовлены обложки); несколько дневников имеют твёрдую обложку (изготовлены типографским способом). Каждая книжка озаглавлена: ранние дневники до 1913 г. и три книги послереволюционные (за 1925–1926, 1933 гг.) как ≪Записные≫, ≪Памятные≫, остальные — как ≪Дневники≫. После заголовка дневника часто следует характеристика года (например, 1912 — год ≪тяжёлой,на всё дороговизна, везде обман и несправедливость≫; 1917 год: ≪Великая Европейская война продолжается с 20 июля 1914 года. Перемены в жизни деревни. Чай, сахар по карточкам, мука ржаная и пшеничная по карточкам через потребительские лавки≫. Количество листов в дневниках варьируется от 6–8 листов до 94 листов.
Необходимо отметить удовлетворительное состояние сохранности дореволюционных дневников. Записи в них сделаны чернилами чёрного либо синего цвета, простым и ≪чернильным≫ карандашом; наблюдается частичное выцветание чернил до светло-коричневого оттенка, но записи хорошо читаемы. Дневники 1920-х гг. характеризуются худшим состоянием сохранно-
сти: чернила на многих страницах размыты, отмечается угасание текста, утраты фрагментов страниц.
Почерк автора понятен, имеет несколько модификаций (печатные буквы, прописные, различный размер букв; с годами почерк слегка трансформируется, размер букв становится мельче).
Отличительной особенностью дневников П. В. Бугрова является наличие в них большого количества вводных записей, что указывает на то, что автор неоднократно перечитывал свои дневники, вносил правки, уточнения (если событие имело продолжение), комментарии. Об этом же говорит и разный характер письма (нажим, почерк, наклон букв) и цвет чернил. Характерные
загрязнения в нижнем правом углу страниц свидетельствуют о том, что дневники часто перелистывали, перечитывая. Язык автора дневников простой, понятный, без специфических местных оборотов и слов, довольно живой, насыщенный, эмоционально окрашенный. Павел Бугров дорожил своими дневниками, они были для него большой ценностью (на страницах нет детских ≪каракулей≫, обнаружена лишь одна запись —пометка простым карандашом аккуратным детским почерком: ≪тятина тетрадь≫). Цель, с которой велись дневники, также обозначена автором в одном из них: ≪это всё для памяти Павла Васильевича Бугрова≫. А дневник за 1918 г. раскрывает и содержание дневников: ≪…путь жизни моей очень трудный, только и радости было детство. А то жизнь была слезы≫.
Дневники чётко структурированы автором, имеют разделы:
дневники до 1918 г. содержат сведения о ≪приходе≫, ≪расходе≫, событиях разных≫ и др.; после покупки домашних животных появляется раздел ≪Скотина≫. В эти разделы заносились все расходы и доходы семейства Павла Бугрова за год с удивительной подробностью и скрупулёзностью.
Послереволюционные дневники имеют иную структуру: фиксация событий становится ежедневной, на первый план выходит запись о погоде, после которой следует отметка о произошедшем в этот день событии.
В целом дневники дают довольно полное представление о жизни крестьянина Ярославской губернии Даниловского уезда Боровской волости деревни Вороксы Павла Васильевича Бугрова и его семьи в 1900–934 гг. Они являются ценным источником многоуровневой информации. Благодаря особенностям характера Павла Бугрова —любви к точности, желанию сохранить подробные сведения о своей семье для потомков —мы узнаем его биографию, которая содержится на страницах нескольких дневников (в чём-то повторяя уже имеющиеся в более ранних дневниках сведения, в чём-то дополняя и уточняя их).
Родился крестьянин 17 ноября 1869 г. В школу ходил один год, ≪к Петру и Павлу≫ (церковно-приходскую школу при церкви Петра и Павла), за шалости часто стоял на коленях. В 1897 г. Павел Васильевич венчался с крестьянкой Архангельской губернии Анной Алексеевной Кичовой, взял её с малолетним сыном Григорием, которого усыновил и дал свою фамилию. В браке родилось семеро детей, пятеро умерли ещё во младенчестве. Отметим, что высокая смертность детей (особенно первого года жизни) —характерная черта того времени. Причину П. Бугров видит в следующем: ≪померли … от плохой жизни и ухода за ними и из-за бедности≫; ≪не было коровы≫.
Замечательна летопись в дневнике за 1915 г., где все члены семьи Павла Бугрова оставили собственноручные подписи (сам П. Бугров, его жена, дети Григорий, Елизавета и Константин). Здесь же глава семьи делает запись о себе: ≪характеру простого,но сердитой и расстроиливой, т. е. нервной≫, близорукий, волосы на голове и бороде рыжие≫; о жене: неграмотна, характеру
простова и мягкова≫.
Из дневников следует, что П. В. Бугров относился к разряду безземельных крестьян, в 1911 г. завёл в хозяйстве корову, лошадь, поросят, а через два года взял в аренду надел сроком на пять лет ≪ценою в 25 рублей в год и обязательством отбывать все повинности≫.
П. В. Бугрова можно назвать довольно образованным человеком. На страницах дневников он характеризует себя как ≪страшного любителя древностей≫: собирал монеты, интересовался историей, покупал книги. В 1909 г. встречена запись о приобретении книги об удельных князьях (куплена за 30 коп., ≪и Куликовская война выписана≫), в 1911 г. куплена за 10 коп. книга об Англии, изданная в 1785 г. В 1915 г. был выписан каталог старинных монет и марок. В архиве П. В. Бугрова имеется отдельная памятная книжка старинных монет, золотых и медных медалей за 1903 г. с записью о покупках. Можно сделать вывод о том,что Павел Бугров увлекался историей, имел интерес к коллекционированию.
Ежегодно встречаются записи о выписываемых крестьянином газетах и журналах. По подписке (в разное время) Бугров получал ≪Сельский вестник≫ (эта ежедневная газета пользовалась спросом среди крестьянского населения всей России188), с 1905 г. —журналы ≪Родина≫, ≪Дружеские речи≫, Нива≫, ≪Огонёк≫, ≪Воскресенье≫, газету ≪Голос≫; после революции на несколько месяцев выписывал журналы ≪Ярославский кооператор≫, ≪На-
ука≫, ≪Лапоть≫, газету ≪Северный рабочий≫.
М. М. Громыко в фундаментальном труде ≪Мир русской деревни≫ отметила, что только зажиточные крестьяне могли себе позволить выписывать довольно дорогие журналы ≪Родина≫ и ≪Нива≫. П. В. Бугров —бедняк, но он находил средства для подписки на эти издания, т. к. интересовался новинками в области периодики и желал знать, о чём пишут различные издания.
Отметим, что П. В. Бугров не один выписывал газеты в своей деревне. В дневнике за 1914 г. есть запись, что по случаю войны ≪в деревне усилилась выписка газет≫. В 1915 г. по подписке газеты получали 16 крестьян (выписывали ≪Свет≫, ≪Новое время≫, ≪Копейку≫, ≪Русское слово≫ и др.), а в 1916 г. —уже 26 человек (наиболее часто встречаемые названия —газеты ≪Сельский вестник≫ и ≪Вечернее время≫).
Читали газеты и всей деревней. Этот факт следует из записи о том, что в 1915 г. ≪Сельский вестник≫ признали черносотенной газетой, и П. В. Бугров расстроился, что ≪при народе её нельзя почитать≫.
Анализ статьи ≪Приход≫ в дневниках на протяжении нескольких лет даёт представление об источниках дохода крестьянской семьи. Зимой П. В. Бугров зарабатывал пилкой и рубкой дров, плёл и продавал на базаре корзины, чинил плетёные сундуки, изготавливал сани и короба, продавал прутья. Основной доход летом приносила работа на баржах: близ д. Вороксы располагался крахмалопаточный завод Андрея Николаевича Понизовкина, в дневниках он упоминается довольно часто. Разгрузка барж разных хозяев была основной статьей дохода всей семьи в период судоходства. Один год П. В. Бугров работал в правленье села Бор.
Заработок жены Анны Алексеевны складывался из работ на баржах, а также сенокосных, покосных и огородных работ. Когда в семье появилась корова, то добавилась статья доходов от продажи молока, навоза и телят.
Статья ≪Расходы≫ даёт представление о быте крестьянской семьи на протяжении почти 35 лет, основных направлениях трат. Главные статьи расхода, отмеченные в дневниках: покупка муки, крупы (под этим заголовком перечисляется покупка пшена, гречи, солода), говядины (статья объединяла в себе траты на свинину, ≪головы телячьи≫, брюшину, ноги, бараньи кишки и др.), сахара, чая, масла постного, спичек, капусты, огурцов, сала, соли, карасину≫,  посуды, железа (починка самовара, сундуки, петли),кренделей, спичек, мыла, одежды (≪валенцев≫, штанов, шарфов,шуб, сапог, ≪перщаток≫, фуражек, платков, материи ситцевой),обуви. К лакомству отнесена колбаса, которая покупалась лишь малолетней дочке Лисутке (Елизавете). Продукты семья приобретала в лавке у Понизовкина, в с. Вятском и в с. Бор; одежду
предпочитали покупать в Ярославле, Костроме и Рыбинске.
В дневнике за 1913 г. встречаем записи о расходах на подготовку детей к учебе: ≪Лисутке сумка ходить в училище —35 коп., доска грифельная, перья, карандаш, грифель —20 коп.≫.
Под статьей ≪Роскошь≫ в дневнике за 1906 г. обозначены расходы на вино, изюм, чернослив и табак. Встречается запись о ≪напрасных расходах≫ —пропил 20 копеек. Записываются и суммы, проигранные в карты. В связи со скрупулёзностью записей сумм, потраченных на покупку того или иного товара, дневники можно рассматривать и как источник, отражающий цены на товары в 1900–920-е гг. Например, в 1902 г. самовар был куплен за 6 руб. 80 коп., 1 000 огурцов в 1903 г. можно было купить за 70 коп.; в 1904 г. 1 фунт мыла стоил 14 коп., чайник —20 коп., а 1 фунт сахара —17 коп. и т. д.
Широкие хронологические рамки записей дают уникальную возможность провести сравнительный анализ изменения цен на различные продукты. Например, сравним цены за 1902-й и 1916-й гг. (военное время): ≪тыща спичек≫ в 1902 г. стоила 8 коп.,
а в 1916 г. —24 коп., ≪валенцы≫ мужские —соответственно 2 руб. 20 коп. и 15 руб. Такие аналогии можно провести практически по любому товару, что позволяет рассматривать дневники как источник по экономической статистике.
Особо следует остановиться на такой статье дневников, как ≪События≫ или ≪Летопись событий≫. Здесь П. В. Бугров записывал сведения о происшествиях в деревне, болезнях скота, рождении детей, крестинах, смертях, болезнях в семье, учёбе детей.
С исторической точки зрения интересны записи, которые связаны с событиями, имеющими общероссийское значение. Среди них в дневниках встречены краткие записи о начале войны с Японией 27 января 1904 г., запись о посещении Ярославской губернии императором Николаем II: ≪Проезжал на пароходе из Костромы в Ярославль государь император. Мимо Понизовкина
проехал ночью около 12 часов или часу ночи. Мы кричали ура, а нам махали фонарями с парохода, где был государь. Народу было много на пристани Понизовкиной≫ (22 мая 1913 г.)190. Смерть В. И. Ленина отмечена следующим образом: ≪По слухам во вторник умер т. Владимир Ильич Ульянов он же Ленин, говорят всемирной пролетарий… по слухам он был раненый≫ Встречаются записи о Первой мировой войне, революции, установлении новой советской власти, продразвёрстке в деревне. Бльшая часть записей имеет эмоциональную окраску, что позволяет сделать вывод о личном отношении крестьянина к происходящим в стране и мире событиям.
Дневники можно рассматривать и как уникальный источник для изучения истории деревни Вороксы, например истории её застройки с особенностями установки домов; встречаются сведения о пожарах с перечислением сгоревших домов и упоминанием фамилий их хозяев; перечислены умершие в деревне за несколько лет, часто с указанием причин смерти и небольшим некрологом,что позволяет частично представить демографическую картину;
присутствуют записи об ушедших в 1914 г. из деревни на Первую мировую войну, убитых, раненых с указанием места службы.
Автор отмечает и изменение нравов в деревне, например: ≪...все люди в нашей деревне Вороксе стали ненавидеть друг друга. С соседями ругаются, друг у друга воруют, ни в ком не стало справедливости. Все врут, никто не стал ходить в церковь…≫ (дневник за 1911 г.). Встречаются в дневниках и сведения медицинского характера: об эпидемии скарлатины, причинах смертей в деревне и мора на кошек в 1921 г.
Дневники также выступают как источник метеорологических и фенологических сведений. В ранних дневниках наблюдения о погоде не систематичны, отрывочны (записи о вскрытии и замерзании Волги, уровне воды в реке). С 1920-х гг. в дневниках появляются ежедневные наблюдения за погодой и более подробные фенологические данные (о прилёте разных видов птиц, на
чале кваканья лягушек и т. д.).
Как ≪любитель древностей≫, П. В. Бугров делает записи с зарисовками о находке близ деревни в 1918 г. браслета ≪малого размеру≫ и браслета ≪большого размеру≫ (медного, цельного), а позже, в 1923 г., —каменного молотка (в песке, ≪в первой горе≫). Вероятно, это предметы фатьяновской культуры, т. к. близ д. Вороксы располагались курганные могильники этой культуры.
Таким образом, проведённый анализ крестьянских дневников Павла Бугрова из собрания Ярославского музея-заповедника позволяет сделать вывод о ценности этих документов как источника многоуровневой информации по истории крестьянского быта, жизни и нравов ярославской деревни. Интересна личность автора дневников, может быть, не типичного крестьянина, ведь дневники —скорее исключение, чем правило в крестьянской среде. Широкие хронологические рамки записей выделяют дневники среди аналогичных исторических источников. Их можно рассматривать как дополнение к уже имеющимся знаниям о быте ярославских крестьян, их мировоззрении, межличностных отношениях в семье и деревне. Дневники Павла Бугрова позволяют расширить и конкретизировать сведения по истории не только отдельной крестьянской семьи, но и психологии крестьянского сообщества в целом.




Количество пользователей, читающих эту тему: 1

0 пользователей, 1 гостей, 0 анонимных

  Кольцо генеалогических сайтов Всероссийское Генеалогическое Древо
Яндекс цитирования